Форум » Раммфики » Eifersucht » Ответить

Eifersucht

draw: EIFERSUCHT Телефонный звонок буравил сонный мозг настоящей дрелью, резко нарушившей монотонный шум дождя. Рихард протянул руку, нащупал хрипло дребезжащую сволочь и поднял трубку. - Алло, кто это? – приговорил Рихард, не до конца проснувшись и отказываясь открывать глаза. - Это я. – произнёс после паузы глухой голос Тиля на той стороне провода. - Тиль, ты охренел? – Рихард перевернулся на спину и потёр лицо рукой, потихоньку просыпаясь и начиная злиться, - ты знаешь который час?! - Мне плохо, Рих…Мне очень плохо… - голос Тиля звучал как-то странно. Может, он пьян? Да, точно! В трезвом состоянии люди не звонят в два часа ночи… - Тиль, проспись!... – проговорил Рихард, садясь на постели и поджимая под себя ноги, - ты пьяный, что ли? - Мне надо поговорить… - Тиль, послушай, давай завтра с ут… - Я должен с тобой поговорить… - Ты хоть слово слышал, или я говорю сам с собой? - Рих, мне нужно тебя увидеть. Рихард глубоко вздохнул и резко выдохнул. Похоже, снова придётся поработать психоаналитиком-любителем. У Тиля опять приступ депрессии. Да ещё и ночной потребности излить душу. В такие минуты он ещё более настойчив и упрям, чем Шнайдер. - Хорошо, Тиль, давай поговорим. – устало, но стараясь звучать как можно более спокойно, произнёс Рихард. - Я рядом с домом. - Что?... - Выгляни в окно. Рихард встал с постели и, прихватив телефон с собой, приблизился к окну. Рядом с подъездом, у крыльца, стояла чёрная машина Тиля, и она блестела от дождя, словно спинка диковинного жука. - Господи, ну зачем ты приехал-то? Неужели нельзя было поговорить по телефону из дому, раз уж тебе приспичило? – вздохнул Рихард, привалившись к стене и воздев очи к потолку. - Мне нужно было тебя увидеть. – тон был очень странный. Рихард отметил не без удивления, что от этого тона по спине бегут мурашки… - Хорошо, я сейчас тебя впущу. – сказал Рихард, направляясь в сторону двери. - Нет, спустись сам ко мне. - Тиль, - Рихард остановился посередине комнаты, - ты знаешь, я устал. Я спал, между прочим, в то время как кое-кто нализывался всякого пойла! Не знаю, как ты, но лично я собираюсь хорошенько отоспаться за эти несколько дней перед новым грёбаным туром! Он определённо начал терять терпение. - Спустись ко мне. - Тиль, найди другую плакательную жилетку! – огрызнулся Рихард и положил трубку. Он совсем не удивился, когда снова раздался звонок, едва он забрался в постель. Рихард поднял и опустил трубку, укладываясь на бок. Замолчав на пару секунд, наглый телефон вновь разразился настойчивым дребезжанием. Рихард завернулся в одеяло, как в кокон, закрыл голову подушкой и принялся ждать, когда же Тилю надоест слушать длинные гудки в безучастной трубке. На двенадцатом Рихард сдался, вскочил с постели и вырубил телефон из розетки. Может, это жестоко. Обычно Тиль так глубоко переживает свои невзгоды и печали. Рихард надеялся только на то, что утром Тиль всё-таки образумится. И что оставит его, наконец в покое хоть на те несколько часов, что остались до рассвета…Настырная мысль лезла в голову…А что, если Тиля утром уже не будет? По крайней мере, его голос звучал так, будто уже доносился из могилы…Рихард поёжился под одеялом. Тут тепло и уютно…А там, на ночной улице под холодным дождём в машине сидит его друг, которому, наверное, действительно слишком плохо. Так плохо, что он приполз к нему, к Рихарду, словно раненый зверь…Нет, не думать…Это всё не так! Тиль просто перебрал, и его потянуло на подвиги! Не думать!...Друг…Немного больше и ближе, чем друг…И ему некуда пойти… Рихард зажмурился и постарался выбросить все мысли из головы. И тут раздался гудок машины. Рихарда аж немного подбросило. - БИИИП!!! БИИП! – надрывалась машина, требуя внимания к себе и к одинокому, раздавленному каким-то таинственным горем, человеку в своей утробе. - Придурок… - прорычал, Рихард, садясь на постели и спуская ноги на пол. - БИП!!! БИИИИП! БИП!! - Больной….На всю голову больной… Пришлось встать и одеться. - БИИП!! БИП!!! - Да что это такое?! Совсем оборзели?! – раздались вопли недовольных жильцов. Тиль жал на гудок в каком-то тупом, не эмоциональном упорстве. Просто надо было жать. Открылась дверца, и на переднее сидение быстро опустился Рихард. Мокрые от дождя волосы облепили виски и лоб. В вырезе наскоро застёгнутой рубашки блестела мокрая грудь. Сердитые глаза сверкнули, как стальные бритвочки. Тиль положил руки на руль, не поворачивая головы. Он уставился в пространство перед собой, мимо дождевых струй, бегущих по лобовому стеклу, как маленькие ядовитые змейки. - Ну, теперь я, надеюсь, услышу хоть какие-нибудь объяснения? – проговорил гитарист. Тиль помолчал. Потом не без усилия разлепил губы и выдавил из себя вопрос без вопросительной интонации: - Ты давно с ним спишь. - Что? – Рихарду показалось, что его легонько стукнули кирпичом по голове. - Давно ли ты спишь с Паулем? – тихий голос, от которого кровь постепенно начинает стынуть в жилах. - Я не сплю с ним! Ты что, офонарел? – Рихард осип, кашлянул и очень пожалел, что не захватил сигареты, так как курить захотелось резко и неудержимо. - Просто скажи, давно или нет. - Тиль, ты не заболел? По-моему, ты бредишь! – фыркнул Рихард. Тиль не отреагировал. Он смотрел на дождь. Рихард вдруг почувствовал, как потихоньку в нём просыпается страх, и едва не поддался жгучему желанию выскочить обратно под дождь, вбежать в дом, вломиться в лифт и вернуться поскорее домой, под тёплое одеяло, в безопасную, тихую комнату… - Ну хорошо, пару раз было! Доволен?! – огрызнулся Рихард. - Тебе было хорошо? - Что?... – тихо переспросил Рихард, сам себе не веря, что вообще взялся отвечать на странные вопросы Тиля. - Ты можешь просто сказать, понравилось тебе или нет?! – рявкнул Тиль так, что Рихард вздрогнул. Потом сглотнул и сказал: - Так, ну всё, хватит с меня! Он попытался выбраться из машины. Но дверь оказалась заблокирована. Рихард откинулся на спинку сидения и проговорил как можно спокойнее: - Тиль, выпусти меня. - Чёрт возьми! Ты можешь просто сказать????!!!! – заорал Тиль, шарахнув крупными ладонями по рулю. Рихард дёрнулся, резко повернулся к нему и заорал в ответ: - ДА! МАТЬ ТВОЮ, ДА!!! Мы с ним зашли чуточку подальше, чем с тобой! И знаешь, это было чертовски хорошо! И было несколько раз! Ещё вопросы??? Тиль рванулся вперёд и поцеловал его в губы, схватив за загривок. У Рихарда сердце замерло и куда-то провалилось. Этот поцелуй был диким и злым. Отчаянным, болезненным, мощным… Потом Тиль нажал на педаль газа так резко и сильно, что несчастные шины взвизгнули и, задымившись, в холостую прокрутились по мокрому асфальту. Машина сорвалась с места и понеслась вперёд. Дар речи вернулся к Рихарду не сразу. - Тиль, останови машину сейчас же! – проговорил он, взволнованно глядя на несущуюся под колёса дорогу и хлещущий в стекло дождь. Тиль не реагировал. Рихард повернулся к нему и заорал едва ли не в самое ухо: - Я сказал, останови грёбаную машину! Ты, старый алкоголик! Ты нас обоих угробишь!! - Рих, зачем ты…зачем… - прошептал Тиль и прибавил скорости. Рихард заметил, что в глазах вокалиста блестят холодные слёзы. Глаза – как мокрые стекляшки…И тут до гитариста дошло, что он не чувствовал запаха алкоголя! Тиль не пьяный…Он под дозой! - Господи.. – прошептал Рихард, сглотнув, потом повернулся к Тилю, - прошу тебя, останови машину…Тебе плохо, я могу помочь! - Да, мне плохо…Ты мне поможешь… - Тиль, я тебя прошу…Ты не в себе…Дорога мокрая… - Мокрая… Машина просто летела. Где эти полицейские, когда они так нужны??? Хотя, кажется, сейчас Тиля не остановит ничего, кроме каменной стены…О Господи!... В этот поздний час на дороге было мало машин. Точнее, их вовсе не было. Зато на пути оказался мост. На такой скорости машина не впишется в поворот, она разнесёт заграждения и рухнет в глубокую чёрную воду…Рихард схватил руль и вывернул его. Машину занесло. Шины отчаянно визжали. Тиль зарычал, оскалившись, и с усилием выровнял руль снова. Машину метало по дороге, крутило, как бумажный кораблик в бурном весеннем ручейке. - Тормози! Ты убьёшь нас!!! – кричал Рихард. - Ты мне нужен, Рих, нужен там! Я не смогу без тебя…- шептал Тиль. Он не слышал отчаянного крика Рихарда, страшного лязга, когда машина проехалась боком по заграждению, высекая снопы искр, визга шин, стирающихся о мокрый асфальт. - Останови машину!!! Господи, Тиль! Останови! – Рихард старался повернуть руль в другую сторону. У него сильные руки. Но они из плоти и крови. А у Тиля руки из камня и металла…Рихард вдруг почувствовал просто животный ужас. И неукротимое, жгучее желание жить…Со всей силы он ударил Тиля кулаком в челюсть. Теперь есть возможность безопасно остановиться… Машина уткнулась в заграждение и встала. Рихард разблокировал двери и выскочил под дождь. Куда бежать?! Куда угодно! Только бы от Тиля подальше…Он с ума сошёл… Тиль выбрался из машины следом. Его качало. Он схватился за перила и прохрипел: - Рих, не уходи… Его качнуло так сильно, что он едва не кувырнулся с моста. Сердце Рихарда подскочило к горлу. Но он отступил и не собирался останавливаться. - Рихард…Рих…Рих…- повторял Тиль, как в бреду. Рихард сглотнул, но продолжал пятиться всё быстрее. Тиль поднял лицо. Господи…Это не взгляд. Это – осколок стекла, торчащий из раны. - Я не могу без тебя… - прошептал Тиль. Рихард горько, нервно усмехнулся: - Да, точно! Не можешь без меня помереть! Собрался загнуться, меня в это не втравливай! - Мне страшно без тебя…Я хотел, чтоб ты был рядом…чтоб ты ушёл со мной…чтоб ты не был с ним!!! - Тиль, ты псих! Законченный, больной на всю голову псих! – Рихард помотал головой, - что ты мне тут комедию ломаешь?! Ты что, думаешь, что я собрался выйти замуж за Пауля? Что мы любим друг друга или что-то из этой оперы??? Мы просто трахаемся время от времени! Это просто такое развлечение для нас обоих! Как фитнесс! Ты что, ревнуешь меня к тренажёру??!! Тиль смотрел на него пристально и страшно. Он мелко дрожал, как от холода. У него были остекленевшие глаза. - Боже, сколько ж ты принял… - прошептал Рихард. Он хотел подойти к Тилю, обнять его и заставить себя поверить в то, что всё, только что произошедшее, было просто ночным кошмаром. Но что-то всё ещё держало его на расстоянии… - На тренажёр не смотрят с такой нежностью. К тренажёру не прикасаются так мягко и ласково… - Господи, Тиль! Откуда ты знаешь, как я смотрю на него и трогаю его, чёрт побери! - Я знаю. Я вижу…Ты сам не замечаешь этого. И он не замечает… - Тиль стал приближаться. И Рихард, к своему великому удивлению, обнаружил, что не пятится от него, точно вдруг оказался заворожён… - Это всё видно со стороны… - продолжал Тиль, - я слышал, как ты стонал тогда с ним. Помнишь, в сауне? Я видел его…сразу же после….И ты знаешь, он выглядел просто счастливым…Счастливым от того, что был какое-то время твоим единовластным обладателем… Рихард не шелохнулся, когда Тиль приблизился вплотную и заглянул ему в глаза. - А теперь скажи мне, почему он? – тихий шёпот в лицо. - Тиль, так получилось…Я…Я не знаю…Просто стечение обстоятельств… - Рихард подумал, что это похоже на оправдание нашкодившей жены перед ревнивым мужем и заставил себя звучать твёрже, - да в конце-то концов! Я ж не лезу в твою личную жизнь, мне, если честно, наплевать, с кем ты спишь! Хоть с Папой Римским! Почему мне нельзя?... - Потому что я просто сплю, а ты испытываешь чувства… - широкие, мягкие ладони обхватили лицо Рихарда, - потому что он стал тебе дорог… - Что за чушь! - фыркнул Рихард, скривившись, - хочешь сказать, я в него влюбился? - Ты сам сказал… - Не цепляйся к словам…И руки убери. - Рих, ты знаешь, я правда не могу без тебя…Я хочу быть единственным…А ты…ты… - Отпусти меня. - Ты выбрал его. Чем он лучше, скажи мне?! - Тиль, ты сбрендил! Какое вообще у тебя есть моральное право меня ревновать? Я не клялся тебе в вечной верности после того злосчастного минета в автобусе! Мы обкурились, мы не ведали, что творили! Мы просто развлеклись… Руки Тиля стали жёстче, медленно сползая с лица на шею Рихарда. - ТЫ просто развлёкся, но не я…Я не знал, как ещё можно тебя заполучить…Решился…А ты… - А что я?! Ну что я??!!! Что я должен был по-твоему делать? Жениться на тебе как порядочный мужчина?!! – Рихард почувствовал, что переходит на истеричный крик. - Разве ты никогда ничего не понимал?... - Что я должен был понимать?! Да отпустишь ты меня или нет?? – Рихард попытался сбросить со своей шеи руки Тиля, но пальцы вокалиста вдруг усилили хватку. - Рих, я согласился тогда, много лет назад, на эту авантюру с группой только потому, что хотел быть как можно больше времени рядом с тобой. Потому что меня влекло к тебе. Влечёт до сих пор…Но я потерял тебя… - Хрена с два! Меня у тебя никогда не было! Это ты сам себе всё напридумывал и хочешь меня втянуть во всё это дерьмо! Тиль вдруг взвыл, как зверь, попавший в капкан, и так стиснул горло Рихарда, что мгновенно перекрыл доступ воздуха. Рихард округлил глаза и попытался вырваться. Это оказалось невозможно сделать – вокруг его горла смыкались не руки, а железный обруч. Перед глазами поплыли яркие круги… Рихард со всей оставшейся силы вмазал Тилю коленом в пах. Хватка ослабла. Гитарист отпихнул огромного мужчину и бросился к машине. Руки дрожали, дыхание с сипом вырывалось из саднящего горла, сердце, кажется, билось о рёбра, а не просто стучало в груди…Так, зажигание… сцепление…прочь отсюда, прочь от этого психа!! Машина отпрянула от перил моста, словно передумавший самоубийца. И замерла. Рихард заметил в зеркальце заднего вида Тиля. Огромный, с поникшими плечами, стоящий на коленях в мокром от дождя кожаном френче…Он похож на каменного ангела над чьей-нибудь могилой. Рихард почувствовал всю силу, всю страшную силу одиночества этого человека. Его лучшего друга…Наверное, самого близкого друга…Больше, чем друга… - Поехали ко мне. – тихо произнёс он, выйдя из машины и опускаясь на колени рядом с Тилем. Тиль поднял на него глаза. Глаза испуганного, обиженного ребёнка. Глаза древнего старика. Глаза безумца. Глаза демона… - Господи, прости меня, Тиль… - прошептал Рихард, обняв его так, будто мог провалиться в преисподнюю, если б не схватился за него… Всю дорогу Тиль не проронил ни слова. Он сидел рядом, откинувшись на спинку сидения и повернув голову к Рихарду, управлявшему машиной. По щекам вокалиста скользили слёзы, как дождь по холодному лобовому стеклу. - Ты пока раздевайся, я кофе поставлю. – сказал Рихард, скидывая туфли и проносясь через холл в кухню. Тиль всё так же стоял, привалившись к косяку и повесив голову. Рихард какое-то время хлопотал с кофеваркой, а когда вернулся в холл, то увидел, что Тиль так и не сдвинулся с места. Гитарист медленно приблизился к нему и повернул его лицо к себе. - Что ты принял? – тихо спросил он, глядя вокалисту в глаза. - Я не помню…таблетки… - Я не знал, что ты наркотики принимаешь… - Я не принимаю… Рихард стащил с Тиля мокрый френч, как с беспомощного инвалида. - Пойдём-ка, тебе надо хорошенько погреться в ванне. Ты дрожишь. Тиль покорно поплёлся рядом с Рихардом, который поддерживал его под руку. В ванной Рихард включил горячую воду и сказал: - Ты раздевайся и ложись в ванну. Я пойду кофе проведаю…Надеюсь, ты сам раздеться сможешь? Кофе был готов. В кофеварке его можно оставить надолго – не остынет. Вернувшись к Тилю, Рихард обнаружил, что он всё-таки забрался в ванну. Опустив голову, вокалист смотрел на поверхность воды. Рихард разделся и забрался в душевую кабинку. За шумом включённой воды он услышал голос Тиля: - Ты бреешься электрической бритвой… Не вопрос. Констатирование факта. Сожаление. Рихард выглянул из кабинки. - А ты что, искал обычную?... - Рих, иди ко мне… - тон тихого голоса был умоляющий, робкий, отчаянный. - Тиль, попытайся расслабиться. Горячая вода хорошо этому способствует. И не глупи. Я не хочу, чтоб ты думал о всякой гадости типа самоубийства! - Рих…прошу тебя… Он поднял свои большие, глубокие глаза цвета осеннего океана и посмотрел на Рихарда в упор. Пришлось выключить воду и из душа перебраться в ванну. Он молча поставил в ванну сначала одну ногу. Потом другую. Потом медленно сел и откинулся на спину. Теперь они сидели вдвоём друг напротив друга.

Ответов - 25, стр: 1 2 All

draw: - Надеюсь, без глупостей? – произнёс Рихард, безрезультатно попытавшись выдать улыбку. Тиль смотрел на него тоскливо и отчаянно. - Иди ко мне. – тихо произнёс он и протянул руку вперёд. Рихард колебался несколько секунд, потом молча приблизился к нему и устроился в его объятиях, откинувшись спиной на его грудь. Некоторое время они оба молчали. Рихард полулежал на груди Тиля. Тиль обнимал его и задумчиво гладил по груди. Потом коснулся губами его шеи, но не поцеловал, а прошептал: - Рих, прости меня…Прости, я идиот… Рихард промолчал. А что он мог сказать? «Да ничего, Тиль, ты меня чуть не угробил дважды. Не стоит беспокоиться!» - Я не знаю, что на меня нашло…Я так разозлился…Я не могу представить, что ты…что тебя…что тебе хорошо с кем-то другим… - Между прочим, я женат. На это ты реагируешь нормально, разве нет? - Ты не любишь её. - А Пауля, значит, люблю, да? Тиль молчал. Его губы скользили по мокрой шее Рихарда, лаская кожу под мочкой уха, а секундой позже – у основания шеи. Так нежно. Так робко. Так осторожно. Словно раб, просящий дозволения преклоняться перед своим господином. - Скажи что ты его не любишь… - прошептали эти губы. Дыхание обожгло. Рихард почувствовал, что его тело остро ощутило то, что они одни. Что они в горячей воде. Прижимаются друг к другу. Голая мокрая кожа…Как у Пауля. Пауль вдруг вспомнился резко и живо. Его мимика, его смех. Его жлобские шуточки. Его губы и то, как они быстро движутся при разговоре. Его руки. Подвижные кисти и крепкие пальцы… - Скажи, что ты его не любишь… Но ведь это же не любовь? Ведь не любовь же?!…Рихард сглотнул подступивший к горлу ком. Потому что почувствовал, что скажет не правду. Не соврёт. Просто скажет то, что не является правдой. Но ведь всё это – какая-то нелепая, странная игра… - Господи! Конечно же, я не люблю его! – нервно усмехнулся Рихард. - Скажи ещё раз… - Я не люблю его. Да не люблю я его, Тиль! Он же мужик! Он мой друг. Наш общий друг. Что на тебя нашло?... – голос дёргался и дрожал, как руки пьяницы. Он не слушался. Проклятый голос. - Ты любишь его… - горько произнёс Тиль и замолчал, прижавшись лицом к плечу Рихарда. Это какое-то сумасшествие. Рихард не нашёл ничего лучше, чем немного откинуть голову назад и поцеловать Тиля в скулу. Нежно и ласково, как ребёнка. Тиль задрожал. Рихард вдруг понял, что вокалист плачет. Сильные руки, руки какого-то сказочного великана или средневекового крестьянина, обнимали его осторожно, чтоб не причинить боль, но крепко. Слеза Тиля упала на плечо гитариста и обожгла кожу, словно капелька расплавленного олова. Рихард молчал. Он не знал, что сказать. И надо ли вообще-то говорить что-нибудь…Он терпеливо дожидался, когда Тиль успокоится. - Прости меня. – прошептал Тиль, - наверное, я должен уйти… Он убрал руки и отстранился. Рихард вдруг ощутил что-то похожее на панику. Будто его держали над пропастью. И сейчас разжимают уставшие пальцы. Он почувствовал, что если Тиль уйдёт, то навсегда. Нет, может, он даже не покончит с собой. Скорей всего не покончит. Они даже будут работать вместе и дальше, будто ничего не случилось. Будут здороваться и прощаться, прикуривать друг у друга. Переругиваться, мириться, хохмить…Но Тиля больше никогда не будет рядом. Этого Тиля. Вот этого, который плакал только что, уткнувшись в его плечо. Вот этого Тиля, который смертельно ревновал его к их общему другу. Рихард вдруг вспомнил. Тогда, лет восемь-девять назад, когда он так настойчиво тянул Тиля в группу. Зачем? Почему? Потому что хотел быть с ним как можно ближе. Всегда... - Не уходи. Рихард откинул голову назад, схватил Тиля за загривок и пригнул его голову к себе. Он целовал этого человека, который был ему больше, чем другом, целовал его так, будто хотел вдохнуть ему свою душу. И забрать часть его души. Руки Тиля гладили его грудь и живот, потом одна ладонь спустилась ещё ниже и нашла себе применение получше, а вторая лежала на груди Рихарда слева. Под ней чувствовалось быстрое биение сердца. Всё произошло само собой. Тогда, в сауне, Пауль уточнял, спрашивал позволения…Тиль ничего не спрашивал. Да и Рихард понял, что не стал бы ему запрещать. Совсем наоборот. Он хотел этого. Ждал этого все эти годы… Пальцы вцепились в бортик ванны так крепко, что аж костяшки побелели. Рука Тиля лежала на ладони Рихарда. Его пальцы протиснулись между пальцами гитариста и сжались так, что Рихард почувствовал боль. Потом он закричал. Но не от боли. Спина выгнулась дугой, дыхание пресеклось. Кажется, даже сердце замерло на секунду…Потом он откинулся на мягкую, горячую и мокрую грудь Тиля, шумно дыша открытым ртом. Кажется, сейчас сознание потеряет…Нет, прошло… - Тиль… - еле слышно прошептал Рихард, слабыми губами скользя по челюсти вокалиста. Тот гладил его ладонями по щеке, по виску, по шее…Сильные руки – самые нежные…А ведь примерно час назад они едва не раздавили Рихарду гортань… - Я люблю тебя… - прошептал Тиль в самое ухо Рихарда. И тот ощутил нечто вроде удара невидимого ножа в самое сердце. Потом этот нож провернули в ране. Нет, не надо…Зачем ты сказал это…Это не любовь. Это что угодно, но не любовь. Это болезнь, это безумие. Это нечто большее, чем дружба…Просто любовь для тебя значит слишком много. Ты всю жизнь гонишься за этим призраком, не имеющим ни формы, ни чёткого определения. Ты готов называть любовью всё, чему нет названия. Пойми, любви тоже нет. Её не существует. Есть только ты. И я… Кофе не остыл. Скоро начнёт светать. Так тихо. Так хорошо. Они сидят на кухне друг напротив друга и молчат. - Тиль, знаешь, ты оставайся. Тебе надо отдохнуть. – сказал, наконец, Рихард дружеским тоном, без намёка на чувственность. Куда сейчас этого дурня отпускать-то?! Чтоб он вмазался в первый же столб у дороги? Тиль остался. Рихард слишком устал, чтоб постелить ему в гостиной. Кроме того…Чёрт побери! Он не хотел, чтоб Тиль спал сегодня в гостиной. Они уснули вместе на одной кровати, как братья. Немножко ближе и больше, чем братья. Им было тепло и спокойно. Чёртов звонок в дверь словно долбанул по голове, как увесистая кувалда. Рихард дёрнулся и подскочил. Солнце резануло глаза. Уже довольно светло. Сколько ж они спали?... Тиль пошевелился, словно старый медведь в берлоге, и проговорил: - Плюнь на них! Позвонят и свалят… - ничего в его тоне не говорило о том, что вокалист помнит хоть что-то из вчерашнего. Слава Богу… Звонок оттрезвонил мотив какой-то футбольной кричалки. - Блин, башка раскалывается…Что мы пили-то вчера, Рих? – жалобно проговорил Тиль, закапываясь под одеяло. - Пойду гляну, кого это принесло. – сказал Рихард и поднялся с постели. Настроение было препаршивейшее. С одной стороны, он благодарил Бога за то, что Тиль не помнил вчерашнего. С другой стороны проклинал себя за то, что сам всё прекрасно помнил… Едва дверь открылась, как на Рихарда прыгнуло что-то небольшое и очень шумное. - Ба!! Ты только проснулся или так меня ждал, что решил не одеваться? – гаркнул Пауль, прижав Рихарда к стене, наглой лапкой забравшись в его трусы и глубоко поцеловав его в приоткрытый от удивления рот. Обескураженный подобным нападением, Рихард только мяукал что-то невразумительное. - Чёрт, я до тебя всё утро дозвониться не могу, ты что, телефон вырубил?...- бормотал Пауль, когда его рука нашла, наконец, что искала и едва ли не болезненно вцепилась в несчастную часть тела. Только сейчас Рихард слегка пришёл в себя, мягко отстранился и проговорил: - Ээээ…Пауль…кхм…ты немного не вовремя… - О, пардон! Ты не один? – чёрт лукаво подмигнул своим тёмным глазом, - но у тебя же не одна комната…В прошлый раз тебе и в гостиной понравилось… - Рих, кого там принесло? – послышался из спальни голос Тиля. Пауль медленно убрал руку. Лицо его стало одновременно растерянным, обиженным и виноватым. Он криво улыбнулся и отступил к порогу. - А…ммм..Кхм…Да, я не вовремя…Я потом…как-нибудь… И он выскочил из квартиры. В первую секунду Рихард едва сдержался, чтоб не броситься за ним. Стало почему-то очень горько и больно. Он понял, что маленький гитарист больше не придёт. Тиль не запомнил их ночи. Пауль ушёл. За что это всё? За что?... Рихард закусил губу и захлопнул дверь. Потом вернулся в спальню, улёгся в постель набок и подтянул ноги к животу, обхватив свои плечи руками. - Кто это был всё-таки? – тихо произнёс Тиль. - Ошиблись адресом. – проговорил Рихард. Большая тёплая ладонь осторожно легла на его затылок и медленно, нежно провела по его взлохмаченным волосам. 15.12.03

DasTier: не фидбэк, просто констатация факта: хочу сказать, что этот рассказ из тв-ва Draw мне всегда нравился больше всех

draw: да? а я не знал... шпасипп...


Ginks: как я поняла это продолжение Сауны? Надеюсь, что мой воспаленный мозг не ошибся....)) Мне понравилось, получилось очень чуственно....плин....никогда слеш не влиял на мое настроение, а после прочтения этого, мне стало грустно.......

draw: грустно? После вот этого? Вообще,у меня все слэши друг с другом связаны, кроме «Белых линз». Ты угадала!

Ginks: Не знаю почему, но стало грустно...) Может просто у меня сегодня к этому предрасположенность....))) А раз все с друг с другом связанны......скажи хоть в каком порядуке их читать? А то я сначала этот прочитала, а только потом Сауну......по порядку интереснее будет...)

draw: итак 1) Ногти 2) Сладкая месть 3) Сауна 4) Айферзухт 5) Би Хэппи 6) Фотография

Flamme: А дальше будешь продолжать?... Мне уже страшно, что там будет дальше :)))

Achenne: что мне больше всего нрацца - «ин кэрэктер» во всяком, как я представляю их...

draw: чаво-чаво?... ээээммм, не совсем понял... 2 Фламме - мне самому страшно!!! Пауль, маленький мерзавчик,Риху собрался спокойной жизни не давать!

Flamme: Я бы на твоем месте на Пауля забила ... А то нехорошо получается, Пауль не такой, что будет так чего-то добиваться. Ему то уж больше всех все равно, что произошло. Ну да перспал он с Рихом, получил удовольствия и новые ощущения, его обламали вконце и он не будет, мне кажется пытаться что-то вернуть ... Но это личное мнение:) Эх, как-то все это так нереально выглядит, глядя на реальность ... (ну и тафталогия) ... Рих вообще от группы отбился и вообще ему поплохеет сразу, если от представит себя с Паулем, за любовными играми ... да и Паулю так же, и всем остальным тоже

Achenne: draw характеры, говорю, выдержаны... ну, или я их так же представляю =)

draw: Фламме. Да не собирается он Риха обратно заполучить! Он просто как в той песенке «А я маленькая мерзость, а я маленькая гнусь! Я поганками наелась и на пакости стремлюсь» Просто вредность взыгрывает. А мне вот всё-таки интересно, что бы раммы высказали слэшэрам? Или не обратили бы вообще внимания. Но даже, если бы не обратили внимания - интересно, они бы подумали хоть о чём-то? ой, хехехехе! народ, ну вы все знаете моё воображение - я прям как мультик наяву увидел такую картинку! Раммы сидят перед компом, читают слэш. Рих позеленел, не глядя, опёрся рукой о плечо Пауля, но , опомнившись. сразу же шарахнулся в сторону. А там Тиль! шарахнулся в другую. Там - Олли. - И ТЫ ТУДА ЖЕ??? - орёт Рих... блин, как анекдот прямо!

Achenne: draw думаю, поржали бы... они ведь сами провоцируют людей на подобные мысли

Flamme: да именно, я об этом уже говорила ... Они вообще провоцируют что бы поржать:)))

Azazel: draw м-дя, может все же напишешь продолжение? А то буйная фантазия шизофреника не дает мне покоя а про слеши, мне и самой интересно было бы узнать, что они думают)))) вдруг понравилось бы, да так, что попробовать захотелось бы?

draw: с предварительным удушением тех, кто их на это «вдохновил»! продолжение как-то всё в слова оформляться не желает. Уже ТРИ идеи есть!!! И не хотят, гадюки!

Obdurate Iceberg: цитатаитак 1) Ногти 2) Сладкая месть 3) Сауна 4) Айферзухт 5) Би Хэппи 6) Фотография О! А я как раз ищу этот смый список Я прям пророк (скорее интуит ) Все почти так и читала Только Би хэппи с Айфезухтом местами поменяла

Dasha T: а можно узнать, что это за "злосчастный минет в автобусе", про который Рих говорит? что-то я про это нигде не читала, и это мне не дает покоя:)

der Walzer: Ох, как же я его обожаю... фик этот. Даже не знаю, сколько раз перечитывала.



полная версия страницы