Форум » РПГ » Раммарилион » Ответить

Раммарилион

draw: Раммарилион Фламме- принцесса железного города Среди железных стен, среди машин. Там где гул моторов заменяет пение птиц, где нет зеленых лесов, только горы, постоянный ветер высоковольтные провода и воздух пропитан азотом. Здесь стоит необыкновенной красоты крепость, сорок метров высотой, четыре сплошные стены, и торчащие из них трубы, постоянно извергающие пламя, и окружает ее темный город, потонувший в дыме. Здесь живут войны огненного братства, это воинственные полу-демоны, полу-люди. Небо по вечерам ярко-красное , и светится неоновым светом, на его фоне двенадцатигранный крест, не то флигель, не то маяк . Не каждый путник тут задержится, нет здесь ни уюта не доброты, только зловещие ухмылки гиганских машин и странные лица местных жителей. Крепость принадлежит и по сей день знаменитому огнеметателю Фойрру. Еще не так давно это было любимое пристанище демона и его пяти друзей, на разве странник может усидеть на месте? Он покинул город, как раз когда она появилась на свет... Её имя Эйльтери-Фламме Кайнель, она родилась в городе Фойрра когда тут были войны, она не знала родительского тепла и ласки, с ранних лет её игрушкой стал нож, и она быстро узнала, что такое огонь, быстро научилась воевать и разучилась сострадать любить и плакать. Она стала хладнокровным демоном, как и все войны. Огонь и ветер ее братья, пули с стрелы лучшие подруги, арбалет, как у Фойрра продолжение ее. Она так красиво вела войну, освобождая город Фойрра от всевозможных захватчиков, что братство провозгласило ее своей принцессой. Город и крепость теперь принадлежали ей. Так и жила огненная принцесса, наслаждаясь своми победами , своей красотой и одиночеством, когда она проходила по городу, женщины завистливо отворачивались, мужчины восхищались и ненавидели, каждый из них мечтал находиться под рифленной подошвой ее мощных ботинок, каждый мечтал прикоснуться к стройному телу, затянумому в кожу, каждый из них хотел целовать эти холодные, но настолько желанные губы, но увы сердце ее занимали только битвы, кровь, оружие.... Все так считали, и никто не видел, как она закутавшись в свой плащ, одиноко бродила среди камней и железа, только ее брат ветер, видел ее, он играл с ее светлыми волосами и смахивал одинокии слезинки, катящиеся из ее прекрасных серых глаз.. Но, один раз ее уединение было неожиданно нарушено. Как всегда она сидела на сером валуне и обхватив руками колено, глядела вдаль, туда где было море, а за ним ледник... грустное и нежное было лицо ее в тот момент, а сзади возвышался пустующий величественный замок. Ей показалось , что она слышала звук шагов за своей спиной, но обернулась она только тогда, когда по ее спине пробежало тепло от чьего-то взгляда, она вскрикнула от удивления, перед ней стоял совершенно незнакомый ей мужчина. Он с вниманием рассматривал девушку, которую тоже видел впервые. Фламме фыркнула и поднялась, собираясь уходить, предполагая очевидно, что это очередной ловелас не из местных, но он встал перед ней. -Ты кто?- спросил он не без интереса, растягивая каждое слово- Фламме почувствавала, что в ней вскипает горячая лава, и еще одно подобное вырашение, и она свернет шею этому чудаку -Я?..Хм, да уж известно кто я... - наигранным голоском вещала самолюбивая принцесса - а вот тебе я предлагаю убраться отсюда побыстрее, а то гнить твоему изуродованному трупу под стенами этой крепости - у парня челюсть отвисла от таких слов, он был настолько поражен, что не мог ответить, но совсем не потому, что испугался девченку. Фламме в эту паузу хорошо рассмотрела своего собеседника, и её кольнул страх, он не был похож на обычного бродягу... Одет так, как заданно местными правилами, длинный плащ из огнеустойкого материала и прочее, что носят войны огненного братства, к тому же за его спиной на ремне, с выжженой буквой «R», висел арбалет. - Амм ..ну попробуй!-очнулся таинственный незнакомец - Что попробовать? - Ну ты там чего-то предлагала сделать с моим трупом - заявил он улыбаясь - А, да запросто... - ответила презренно принцесса, - только я без оружия. - Ах!!! Святая невинность, наша глупая головка и острый, якобы, язычок все наше оружие - Он рассмеялся - Ничтожество!!!! Никто лучше меня здесь не обращается с огнем, я все могу, в три секунды тебя уничтожу!!! - Уничтожай, я весь твой, ..что же ты ,яростная амазонка, без арсенала ходишь? Разве настоящим войнам это простительно? - продолжал он строго, но сквозь смех - Принцесса стояла вся красная, потому что он был прав, потому что он застал ее в расплох, она позволяла себе слабости, остаться в одиночестве и поразмышлять, он первый кто увидел это, она сгорала от стыда и ненависти к нему, и конечно от боли...Единственное, что она могда сделать, это вмазать пощечину дерзкому стрелку, но он удивительно ловко перехватил ее руку и сильно оттолкнул девушку от себя - Я не знаю, кто ты красавица, но если ты немедленно отсюде не уберешься, то... - Он закинул руку за спину. Фламме осталась неподвижна. - Тебе повезло, если бы ты застал меня в другой ситуации, то собирали бы твои кости там за морем. Да я ухожу иногда, но я так несчастна. Меня все ненавидят, и если ты выстрелишь, то это будет двойная польза мне, во-первых ты превратишься в гнусного мелкого убийцу, это низко для нашего война, а ты ведь именно из наших, убить девушку и без оружия, и тем более свою принцессу. Во-вторых ты избавишь меня от страданий... - Ты не моя принцесса, у меня нет покровителей - он прицелился и выстрелил. Фламме почувствавала резкий и сильный удар в грудь, но это был удар ужаса, стрела пролетела едва коснувшись плеча, оставив маленькую царапинку на коже. Воин отпустил свой арбалет и сказал -Жаль мне тебя, бросай огонь, не с этом твое счастье - Фламме внимательно всмотрелась в его лицо: пронзительные демонические глаза, страсть и покой прятались в них, она вдруг ощутила дежа вю, она как будто уже видела эти глаза, или слышала о подобном взгляде - я не нуждаюсь в твоей жалости, так же как и в советах - первый раз в жизни она плакала, демон не отрывал от нее своих глаз - А я и не собираюсь тебя убеждать..- он стал серьезным, закинул свой арбалет за спину и побрел в сторону моря - Кто ты? - бросила ему Фламме вдогонку. Он остановился и развернулся к ней, на губах его играла дружелюбная улыбка, и только тогда Фламме поняла, что это был Фойрр, да это был именно он , тот насмешливый демон, которого она в жизни не видела, но о котором столько рассказывали. Она поняла, вдруг, чего она ждала и чего хотела в этой жизни . Она ощутила себя ужастно слабой перед ним, ей хотелось вечно быть с ним и вечно замаливать свои дерзкие слова. Она была готова броситься к нему в ноги, потому что именно о нем она думала в моменты уединения, именно его ждала, хотя и понятия не имела как он выглядит. Он был для нее недосягаемым возлюбленным образом, и вот он теперь стоит перед ней и ей улыбается, а несколькими мунутами раньше она грозилась убить его! - Фойрр - прошептала она, он кивнул. Фламме закрыла глаза от испуга, когда открыла его уже небыло. Она бросилась оттуда, не в ту сторону куда он ушел, в сторону своего дома. Принцесса преодолела все завесы дыма, добежала до своего дома, схватила арбалет, затянула ремни на своем костюме, накинула плащ и ушла. Ушла туда, куда направлен был лицевой стороной крепестной флигель. Все попытки найти ее не венчались успехом. Она как испарилась. Может быть она с Фойрром? конечно же нет, она странствует по свету, ищет его, постоянно натыкается на его следы ... но самого никак не может найти. Только ветер разделяет ее грусть, и попрежнему треплет ее волосы, которые стали цвета серебра, как и у него....

Ответов - 25, стр: 1 2 All

draw: Драу, Князь Геммалии. Это – Геммалия. Это – Страна Крови. Это – страна вампиров. Ледяная белая пустыня под циановым солнцем. Никогда не ступала сюда нога разумного смертного существа. Здесь нет истинного солнца, губительного для созданий ночи. Здесь нет света дня. Здесь царит полумрак, переходящий каждую ночь в непроницаемо-чёрную мглу. Реки здесь текут кровью, и дождь здесь идёт кровавый. Скалы здесь покрыты не травой, а острыми ледяными иголками. Из сугробов, похожих на голубовато-белые барханы, то и дело вырастают причудливые цветы, прекрасные, манящие своим чудесным ароматом, но ядовитые настолько, что способны убить даже очень древнего вампира одним прикосновением пыльцы. Что уж говорить о странных живых тварях, то и дело шныряющих туда-сюда среди снегов и похожих на миражи. Это – владения Рийхарра, одного из Шестерых, Пятого Майстера, ибо здесь обитают существа, покровителем которых обречён теперь быть Проклятый. Драу сидел на подоконнике узкого стрельчатого окна башни и угрюмо созерцал раскинувшуюся на многие мили кругом Геммалию. Это его страна, его королевство, ибо он – один из Древних Князей, один из тех, кого Рийхарр лично одарил своей благодатью и проклятием, Обратив в вампиров многие сотни лет назад. Любой, взглянувший сейчас на тонкого, невысокого юношу, затянутого в чёрный винил, признал бы в нём владыку. Благородный профиль с аристократичной горбинкой на носу, царственная осанка и спокойная расслабленность, как у сытой пантеры. Голову вампира венчала княжья причёска – хвост из туго свитых жгутов чёрных волос вперемежку с искусственными косичками из чёрной кожи (снятой, по обычаю, с поверженных врагов царской крови). Виски вампира были гладко выбриты и украшены причудливой тонкой вязью татуировки. Не многим вампирам позволено иметь такую голову. Но многие вампиры хотели бы иметь такую…Отрезанной и сохранённой в куске льда… У Драу было много врагов даже в собственном клане. Таковы уж вампиры – им сложно ужиться с себе подобными, а тем более, признать их власть. Но, тем не менее, все признавали, что Драу – правитель мудрый и по-настоящему любящий свой народ и свою страну. И он мрачнел с каждой секундой, видя, как медленно и мучительно умирает его страна, словно от неизвестной, тайной хвори. Это началось пару месяцев назад. Был сильный ураган, и над белыми равнинами неслась призрачная чёрная рать Безглазого Бога, как называли вампиры Шестого Майстера. Он искал своего старшего брата, дабы сразиться с ним. И нашёл. Они сцепились – две силы, две чудовищных силы, которым нет равных на земле. Вельт стонала, Геммалия корчилась в муках, когда небо мешалось с землёю в жуткой кроваво-чёрной мешанине… Но таково было повеление жестокого Высшего Бога, который велел Своему гончему псу принести Ему Перстень Господина. Почему уж Бог так взъелся на Рийхарра – не понятно. Да, в перстне заключена страшная сила, но ведь Господин не собирался применять её на погибель Вельт! Господин действительно любит этот мир, к созданию которого приложил руку в числе остальных Майстеров. Так же, как Драу любит свой маленький причудливый и жутковатый, но вместе с тем прекрасный мирок миражей и обманных чудес. Однако неисповедимы пути Высшего. Раз уж он приказал отобрать у Господина Перстень, то тут уж ничего не поделаешь. Господин сражался достойно. Но у него за спиной не было своры теней и гончих, какие были у Безглазого. А втягивать в сражение вампиров – это же просто смешно!! То же самое, что заставить человеческого ребёнка убить погремушкой матёрого вампира! Господин проиграл. Одна из жутких гончих Безглазого откусила ему руку с Перстнем. После чего свора теней унеслась восвояси. А с Геммалией начала твориться какая-то чертовщина. Кровь в реках и озёрах загнила, стала вонять и в ней завелись жуткие твари, которые могли жрать всё подряд – и неосторожную зверушку, и старого, казалось бы, опытного вампира…Дождь превратился в потоки серебристого яда, разъедающего кожу. Буйным цветом расцвели смертянки, появились настоящие леса каких-то хищных растений. Вампиры от голода стали охотиться на неразумных тварей, а то и друг на друга. Кровь собрата даёт сил больше, чем кровь животного, но при этом и уродует каннибала так, что никто не может смотреть на него без отвращения. А иногда поднимался настоящий ураган, и он нёс ледяные иголки, покрытые слоем замёрзшего серебра, с огромной скоростью. Эти иголки во мгновение ока могли превратить вампира в подобие подушечки для булавок… Драу передёрнул узкими покатыми плечами. Да, тут не надо быть семи пядей во лбу, чтоб понять – Геммалию хранила сила Перстня, а теперь, без его магической силы, вампиры могут вскоре исчезнуть. Драу несколько раз пытался призвать Господина и спросить у него совета, у Князя вампиров была такая сила. Он единственный из клана был способен видеть, слышать Господина и говорить с ним. А иногда он мог слышать эхо Музыки Майстеров. Драу, один из древнейших вампиров Вельт, знал, что это значит. Он – Поклоняющийся. И он знал, что таких, как он много. Говорят, среди вампиров есть ещё такие, как он. Но Господин приходил, почему-то, к нему чаще, чем к остальным. По крайней мере так говорил сам Господин. Драу хотел в это верить, а потому верил. А ещё он верил в то, что Господин снова придёт к нему, как только соберётся с силами. Надо только подождать…Господина можно позвать. Но он всё равно придёт тогда, когда захочет и уйдёт тоже исключительно по своему желанию… - Драу… - тихо и хрипло. Князь вампиров слегка вздрогнул, очнувшись от мрачных мыслей, и оглянулся. В центре зала, освещённого синеватым пламенем изящно выполненных газовых светильников, стоял Господин. Поражение не сделало его жалким или озлобленным. Только чувственные губы цвета чёрного серебра сжались жёстче, а белые глаза стали ещё холоднее. Как он прекрасен. Он само совершенство…Ни одной неточной линии в его облике, ни одного неверного или некрасивого жеста и движения…Он совершенен, как ледяная статуя, которыми украшаются улицы Княжьего Города во время праздников или когда восходит Синяя или Красная луна. Он совершенен и холоден. Как и подобает быть ледяной статуе… - Мессир, - Драу опомнился, соскочил с подоконника и грациозно преклонил перед Господином одно колено. Потом встал. И обнаружил, что Рийхарр уже стоит рядом с ним. Так близко, что вампиру пришлось слегка отступить и опустить голову, как того требовали приличия. Вампиры не выносят, когда на них так направленно смотрят. Само собой, бог вампиров тоже этого не выносит. - Ты должен найти мой Перстень. – произнёс Рийхарр, не тратя времени на пространные речи, которые он обычно так любил. Наверное, дела действительно плохи. - Я? – Драу удивился и, забывшись, поднял лицо. Но сразу же опомнился и попытался его опустить снова. Однако Рийхарр молниеносно ухватил его за подбородок и взглянул в самые глаза. - Ты. – повторил Майстер, - ты мой слуга и не должен обсуждать приказов. Да, слуга…Слуга…Слуга!! Драу ненавидел Господина лютой ненавистью, как умеет ненавидеть только древний вампир, оказавшийся в рабстве. В добровольном рабстве. Он преклонялся перед этим созданием ночи, сотканным из чёрного серебра и синего льда…И ненавидел его. Ненавидел себя за то, что позволял называть себя слугой. А ещё он ненавидел Господина за то, что тот черпает силы из крови своего старшего брата, из крови Тэлла, Чёрного Рыцаря. Которого Драу мог видеть только через магические кристаллы и не мог вовсе касаться. Он только смотрел на него. А иногда он видел Господина рядом с ним. Рядом с тем, чьей крови и любви желал больше всего на свете. Любви… Любовь и кровь для вампира – не только излюбленная рифма, но и синонимы. Но кровь Чёрного Рыцаря никогда ему не достанется. Ни капельки…Господин тоже ревнив… - Ты, Драу, ты – Поклоняющийся, в тебе больше сил, чем ты думаешь. Ты можешь покинуть пределы Геммалии и ходить под Истинным солнцем, потому что ты действительно стар. Ты один из древнейших вампиров этого мира, и Солнце самое большее причинит тебе просто неудобство. Я не могу теперь покинуть Геммалию и отправиться на поиски Перстня самостоятельно, я слишком истощён боем с Безымянным, регенерацией, да и без Перстня мои силы быстро иссякают – тихо говорил Господин, прожигая сознание вампира своим жутким взглядом, - Кроме того, только ты можешь достать мой Перстень. Только ты можешь прикоснуться к нему и не обратиться при этом в белый пепел… - Зачем ты лжёшь мне, Господин мой? – проговорил Драу, не в силах отвести взгляда, - все знают, что никто, кроме твоих братьев и Высшего, не может даже прикоснуться к твоему Перстню – его сила немедленно испепелит посягнувшего. Я древний вампир. Но я всего-лишь вампир… - Ты не просто вампир…Ты слишком похож на меня. Ты – это почти я. Драу замер, его небьющееся сердце вздрогнуло. - Посмотри на себя… - Господин тронул его щёку пальцем другой руки, которая, конечно же, давным-давно регенерировала, - у тебя мои глаза. Пока что они голубые, как весенний лёд. Когда-то, сразу же после Обращения, они были синими, как сапфиры. Но ещё через пару столетий они станут такими же белыми, как у меня…Такими же, как у меня…А через прорези глаз смотрит душа… Драу смотрел на своего прекрасного Господина с изумлением, даже испугом и ещё какими-то странными чувствами, которые могли заставить его сердце биться снова. Драу терпеть не мог «каких-то странных чувств». - Ты ненавидишь меня… - улыбнулся Рийхарр самодовольно. Драу зарычал и укусил его губы. Господин позволял ему это делать. Он сам «целовал» его в ответ. - Иди. – Рийхарр отстранился как всегда неожиданно и резко, и Драу почувствовал себя наскучившей игрушкой, - иди всё время на запад, к Серому морю, которое упирается в ледник, и ещё дальше. Ночью тебя будет нести мой скакун, а днём…Днём можешь, если хочешь, поизучать Вельт. Ты ведь никогда не был за пределами Геммалии? Ты довольствовался только тем, что видел в кристаллах. Иногда надо всё же выходить на прогулку. Эдак вовсе зачахнуть недолго…Кроме того, ты будешь иметь прекрасную возможность удовлетворить свою жажду познания и пополнить новыми свитками Архив. Ещё издевается…Эта ухмылка, эти презрительно сложенные губы…Драу склонил голову, чтоб не радовать Господина яростью в своём взгляде… - Я отправлюсь немедля, - поклонился вампир и повернулся к выходу из зала. - Драу. Князь оглянулся. - Возьми. Пригодится. – произнёс Рийхарр, и Драу ощутил, что в его руке появилось что-то. Вампир опустил взгляд и увидел, что держит неизвестно откуда взявшийся кнут Господина. Страшное магическое оружие…Жути добавляла отделка рукояти – навершие было выполнено в виде змеиной головы…Драу не сомневался, что эта голова вполне может ожить. И Драу также не сомневался, что яд этой «змеи» пострашнее яда прекрасных и обманных смертянок. - Господин, но ты же останешься безоружным… - растерянно начал было Драу. - Я? Безоружным? – усмехнулся Рийхарр. Но его усмешка вышла кривой, - бери, тебе сказано. Он отвернулся и исчез в нервно дёргающихся тенях зала. Как всегда - не прощаясь. Драу показалось, что в голосе Господина прозвучало что-то вроде намёка на заботу о обеспокоенность. Господин беспокоится о нём? Вполне возможно, ведь ему нужно заполучить свой Перстень назад…Только и всего. В голосе Господина не было настоящей заботы и обеспокоенности, не было тепла. Но Драу очень хотел его услышать. И потому услышал… Развернувшись на каблуках, Драу вышел из зала… …Где кончается Геммалия и начинается внешний мир, не мог сказать ни один старый и поживший вампир. Покинуть волшебную страну могли далеко не все, а только те, кто умел слышать и понимать эхо Музыки Майстеров, и которым нравилась эта музыка. Драу утратил счёт своим столетиям, но волновался, как мальчишка, когда почувствовал, как сухой снег под его высокими остроносыми ботинками начинает пружинить, как поролон. Потом горизонт внезапно подлетел к самому лицу и ударил невидимой вспышкой тёмного света. Драу покачнулся, но удержал равновесие, хотя и зажмурился от неожиданности. Вот она, граница Геммалии… Драу повертел головой по сторонам. Пустыня…Такая же, как дома…Только не из снежной крупы, а из песка…А над головой…Нечто невообразимое…Миллионы…миллиарды ярких огненных точек – точно кто-то иголкой проколол в чёрном занавесе крошечные дырочки и заслонил им белый огонь…За все свои века Драу никогда не видел настоящих звёзд…Да, в магических кристаллах можно было увидеть не только ночное небо, но и даже узнать, из чего состоит та или иная звезда, как далеко она находится, и даже проследить в ускоренном ритме весь цикл существования звезды. Но никакие образы не сравнятся с настоящими звёздами…Драу с усилием сглотнул, прогоняя слёзы восхищения. Он часто плакал. Но сейчас не время. Лёгкий шорох… Вампир оглянулся, молниеносно выхватывая из ножен за спиной обе свои катаны. И увидел, что за его спиной – высоченный обелиск из обсидиана. Чёрная блестящая колонна упиралась острой вершиной в ночное небо, словно бы касаясь самой яркой звезды…Или это был маяк? Задаться вопросом и разрешить его Драу не успел: он заметил у подножия обелиска коня. Великолепный скакун стоял спокойно и не шелохнувшись. Он словно позволял любоваться собой. Иссиня-чёрный, с серебристым отливом, как губы Господина, с глазами – что дорогие рубины. Грива его металась и вилась по ветру, словно шелковистая паутина или причудливый чёрный огонь. Драу вложил катаны в ножны и приблизился к коню. Какое прекрасное создание…Нет, его нельзя называть животным…Это волшебное создание – бог над всеми конями…Или демон, как Господин… Драу погладил вороного по прямому носу и улыбнулся. Потом обошёл его и вскочил ему на спину. Ни вампиру, ни чудесному коню не были нужны сбруя или седло. Они словно бы стали единым целым – никаких понуканий, никакого контроля. Конь сам знал, куда ему скакать. Драу не боялся упасть. Во-первых, он был хорошим наездником, в соответствии с традициями княжеского воспитания, а во-вторых, это был конь Господина…Драу доверял всему, что идёт от Господина, хотя и понимал, что доверять ему стоит в самую последнюю очередь… Чёрный конь бесшумно летел по светлым барханам сквозь звёздную ночь, унося в неизвестность чёрного всадника с двумя посеребрёнными катанами за спиной, рюкзачком из кожи, который ничуть не затруднял молниеносное выхватывание мечей, да с волшебным кнутом Майстера Рийхарра у пояса. К западу. К Серому морю, которое упирается в ледник. И дальше… 19.12.03

draw: Продолжние Фламме Долго скиталась принцесса, и с каждым днем все меньше оставалось у нее сил, боль в каждой части тела все усиливалась, мысли все рассыпались, как осколки елочной игрушки, только один образ постоянно стоял перед ее глазами, или светился ореолом, когда она опускала веки. В один, неимоверно жаркий день сознание покинуло ее, колени подогнулись и Фламме упала на камни, и только гул мотора, страшный скрежет привел ее в чувства. Громадный броневик остановился в полуметре от нее, и из него вылез высокий мужчина. Фламме устало и болезненно приоткрыла глаза, перед ней был один из генералов Эйльтериона, лицо его закрывал шлем, но о чине она догадалась, по рисунку на рукаве, тот самый двенадцатигранник, главный герб их города, только с выбитой буквой «R» посередине, как было у Фойрра, и как могли делать только избранные, самые лучшие войны. Воин снял шлем и обратился к Фламме: - Принцесса, я рад, что нашел вас. Наш город гибнет, я не в силах больше отражать сопротивление духов из Азгаарда. Вы нас покинули не в лучшие времена - Подайте мне руку – промолвила Фламме, приподнимаясь. Она чувствовала ,как жидкий лед стыда растекается по ее телу и как будто невидимая тень шепчет, что она была не права, что поступок ее был ничем неоправдан, она не должна была так делать. Принцесса обрела вновь свою хладнокровность и раскаивалась. Воин помог ей подняться. Он был один из главных военачальников, бессмертная машина, непроницаемые светлые глаза и гордое лицо с отпечатком севера, бледная кожа и тонкие резкие черты. Сильные руки помогли Фламме залезть в броневик. - Что же у вас случилось? – Расспрашивала она по дороге - Духи Азгаарда направили все свои силы против нас, это самое страшное, когда борешься с невидимым противником, с силами природы, которые они олицетворяют. Только вы можете их остановить, ибо нет армии без предводителя. - Я помогу вам, но мне нужно восстановить силы, напомните мне ваше имя пожалуйста? - Грэт Андерен, - воин чуть заметно улыбнулся. Через некоторое время броневик остановился, Фламме открыла тяжелую железную крышку люка и вдохнула родной воздух, наполненный дымом. Вокруг было тихо, кое где дымились здания и машины, все отражало полный упадок. Грэт опустил тяжелый рычаг, и со скрежетом отворились ворота крепости. Они прошли внутрь, и преодолев несколько этажей на лифте, Фламме со своим генералом оказались в светлой комнате. Обстановка здесь была не под стать всему замку, тут были мягкие ковры и обитые бардовыми обоями стены, Комната была освещена свечами и факелами, причем их было так много, что свет был очень яркий. Фламме опустилась в одно из мягких кожаных кресел, Грэт присел рядом с ней на полу, в руках у него был тот самый фойригеагрегат, огнемет, который заряжали жидким газом, и против которого не могла устоять ни одна живая и неживая душа, воин бережно прижал его к себе, и в голове у Фламме высветилась фраза: «Что же ты ,яростная амазонка, без арсенала ходишь? Разве настоящим войнам это простительно?» Хм, настоящие войны и спят со своим оружием. Она печально посмотрела на него. - Вы ведь видели Фойрра? Вы еще помните времена, когда он тут был? - Да, конечно, я был одним из стражей этой крепости - Расскажите мне о нем. Расскажите, как появился этот город, откуда взялась крепость. Вы все знаете. Грэт отложил свой огнемет, присел рядом и начал рассказ: Фойрр один из шести Майстеров. Каждому из них подарено одно измерение, один мир. Фойрру был отдан наш. Раньше это были голые горы, покрытые снегом, из людей здесь были небольшие поселения скандинавов, и под землей кипел Азгаард, духам оттуда принадлежала эта земля, пока тут не появились двое из Майстеров Сам Фойрр и его друг Рийхарр. После здесь выросла крепость, это был подарок Рийхарра свому бесценному другу. Потом Фойрр обратил местных юношей в своих войнов, и меня в том числе, создал огненное братство и основал город. Все было лучше некуда, духи тряслись об одном упоминании его имени. Я был одним из лучших воинов, поэтому Фойрр взял меня в свою свиту. Я жил здесь в замке. Я еще помню пиры Майстеров здесь, помню как демонический смех Фойрра раскатывался, по всему зданию. Помню своего строгого, но снисходительного господина. Потом здесь стали происходить странности. Гости больше не посещали крепость, все за исключением Рийхарра, но и для него это было, как нарушение. Я судил по тому, как вампир прятался, когда он появлялся, то не как обычно гордо и медленно направлялся на верх, а проскальзывал незаметно и постоянно оглядывался. Они подолгу сидели в покоях Фойрра, днями и ночами. Иногда был слышен смех, иногда крики, а вообще все было тихо и тайно. Я не знаю, о чем они там говорили и чем занимались, но один раз рано утром я заметил, Фойрра на одном из балконов крепости, он был во всеоружии. Его длинный плащ был полностью застегнут, и как всегда под его полами помещался складной огненный агрегат, толстые кожаные ремни на груди держали арбалет. Он почувствовал мое присутствие и обернулся, взглад его никогда не был такой холодный и страшный. «Что случилось мой господин» - спросил я. «Я вас покидаю» - тихо выпалил он и ушел. Ушел навсегда… -Что же произошло? – спросила Фламме внимательно выслушав весь рассказ. - Никто не знает, но никто кроме него не поможет нам. Он нас создал, он нас и должен уничтожить. Скоро мы не сможем сопротивляться, духи захватят город и нас превратят в жалких существ, слабых и бессмертных. Мы обречены на вечное гнилое существование. - Так и я ничем не могу помочь? - Ты можешь!, только ты. Завтра они как обычно появятся, и мы их усмирим, Вернее ты. Они боятся твоего имени, так же как и Фойрра, они отступят, как только узнают, что ты вновь с нами. - Да, я могу их победить, но изгнать может только он. - Завтра ты победишь их и отправишься искать Фойрра, а я смогу продержать спокойную обстановку достаточное время. - Я не смогу найти его, и если найду, что я должна сделать? - Ты должна сообщить ему о том, что в его руках судьбы стольких прекрасных войнов, он должен решить, что сделает с Эйльтерионом. Либо нас всех уничтожит, либо вернется и будет ответственным за свой мир. - Хорошо, я постараюсь – Фламме устало вздохнула - А теперь вам пора отдохнуть принцесса – Грэт проводил ее в покои. Скинув с себя грязную одежду она легла и моментально уснула. В сне ей являлся Фойрр. Снилось, что они вместе в Эйльтерионе. Он сильный и мудрый правитель, она его жена. Она знала. Что такого никогда не будет, но сны её были красивы и спокойны. *** Она проснулась от тряски и звуков взрывов, все кругом ходило ходуном, но прочные стены замка были стойки. Фламме быстро оделась и выбежала из своих покоев. Сразу же ей встретился Грэт, который возбужденно, что-то командовал по рации. Едва увидев ее он махнул ей рукой, и она побежала за ним. Вне крепости происходило, что-то ужасное. Земля трескалась, из нее вырывались столбы пламени. Неизвестно откуда летели осколки скал, диаметром около десяти метров, и сбивали броненные машины. Все вдруг резко утихло, по земле пошли трещины, что-то бурлило и клокотало в них, вдалеке начал подниматься холм. Это был один их духов Азгаарда, в облике страшного , громадного демона. Показались его хищные, красные глаза, потом длинные острые зубы. Фламме с Грэтом заворожено следили за этим, пока воин не бросил «Пора!», в этот момент чудовище размером с трехэтажный дом полностью вылезло из земли. Ему на встречу выполз не менее страшный, но железный демон. В груди робота была небольшая будка, из которой Фламме управляла железным чудовищем. Она сидела в шлеме, пристегнутая ремнями к креслу, наблюдала за противником на большом экране, обхватив нужные рычаги. Железный монстр двинулся смело на встречу духу. Первый взмах металлической лапы, стальные когти впились в бока чудовища и откинули его далеко от себя. Потом робот управляемый Фламме, выпустил несколько зарядов, которые попали точно в живот демону, и от чего он взвыл и начал слабеть. Фламме ухмыляясь потянула нужный рычаг и выпустила по нему столб пламени. Исчадье Азгаарда рычало и корчилось, пока не исчезло совсем. Фламме немного подождав вылезла из машины и огляделась. Все было тихо, разрытая земля, поломанное оборудование и никаких демонов. Она увидела рядом с собой Грэта, который напряженно всматривался в каждый квадратный метр, внимательно изучал каждую тень, обхватив огнемет и держа его на готове, так что он шипел и в любую минуту готов был выпустить огонь. Он глянул на Фламме как-то странно, через нее и крикнул «Пригнись!», Девушка быстро среагировали и упала, успев заметить, что к ней сзади спешил двухметровый, длинноволосый викинг и топором. Грэт уничтожил его с помощью своего оружия в одну секунду. - Спасибо тебе – сказала Фламме Грэту, - Моя работа – ответил он и как всегда скромно улыбнулся. Теперь уже Фламме не боялась оставить Эйльтерион ему, она была уверена, что этот храбрый и мудрый воин удержит его. Через несколько часов Эйльтери уже собиралась в дорогу. Грэт чистил ее оружие, пока она занималась своим туалетом. Она глянула в зеркало и увидела там гордую высокомерную девушку в обтягивающем кожаном костюме, ну рукаве красовался двенадцатигранник с «R» , глаза сияли, прямые серебристые волосы падали на лоб. В руках у нее был карандаш, им она подвела глаза и губы, еще раз внимательно оглядела себя в зеркало и вышла. Грэт нашептал ей секрет, о том , как Фойрр прячет под плащем свое оружие. Он помог ей застегнуть все ремни на ее плаще и проводил к военному бронированному джипу. - Надеюсь, что вы вернетесь с Фойрром – тихо проговорил Грэт, как бы сам того не хотя. - Мне хотя бы увидеть его. Фламме подарила на прощание мужественному воину долгий и нежный поцелуй, залезла в джип и уехала… Азазэль *** *** Серое зимнее море бесилось в своих границах, пытаясь вырваться на волю, злобные волны кидались на берег, но каждый раз покорно возвращались обратно… Две тонкие фигуры молчаливо замерли на берегу, у самой кромки прибоя, кожей ловя брызги волн. - У меня такое ощущение, что это чужой мир. – Вздохнула одна фигура. - Опять ты со своими соплями. – Фыркнула другая. Достала пачку сигарет, закурила и коротко посмотрела на спутницу. – Ты безумная. - Да. – Снова вздохнула та. - Пойдем, во имя Князя, я уже закоченела. - Да. – Эхом откликнулась фигура. - Раздакалась. – Сердито повернулась к ней девушка. – Азазель, иногда ты меня пугаешь, иногда смешишь, а иногда просто выводишь из себя! - Да? – Автоматически спросила Азазель, но заметила злой взгляд сестры и резко отвернулась. – Прости. - А еще я ненавижу, когда ты извиняешься. – Продолжала злиться девушка. - Прости. – Азазель опустила плечи. – Что-то со мной сегодня твориться… - Она раскрыла ладонь, на которой распустился огненный цветок. – Ты же знаешь, ты тоже чувствуешь эту боль в груди, не так ли? – Она перевернула руку и огонь змейками побежал по пальцам, капельками падал вниз, на холодные камни, тонкой саламандрой взбежал на плечо, обернулся воротником вокруг шеи и замер на другом плече – маленькая ящерка, подергивающая длинным хвостом и крутящая головой по сторонам. – Это чувство потери… а, Суккубус? У Суккубус на плече сидела такая же только черная ящерка. Девушка поклонялась Тэллу – Демону Черного огня, Азазель – Пеллу, Демону обычного Огня. Две противоположности, которые не могли расстаться, были навечно связаны воедино. Было ли это проклятием или благословением? - Пойдем, сестричка, пойдем. Нам надо идти дальше. – Суккубус последний раз затянулась и щелчком выкинула окурок. – Ты помнишь, день Падения? Как мы дрались? Азазель прикурила от ярко вспыхнувшего хвоста своей ящерки и, прикрыв глаза, посмотрела на сестру: - Что ты хочешь сказать? - То, что мы дрались за свою свободу. Теперь этому миру предстоит тоже самое. И мы не в силах ему помочь… да и не должны. Суккубус плотнее запахнула свой плащ, накинула капюшон и плавно заскользила к небольшому портовому городку: - А теперь пошли, посетим пару кабаков. Не забывай, я демон-соблазнитель. – Она засмеялась и, не оборачиваясь, продолжила свой путь. – И я хочу веселиться. - Тогда, кто я? – Прошептала Азазель, подмигнула ящерке и медленно направилась следом за сестрой. Иногда она была невыносима… В который уже раз два демона покидали свой мир и уходили в никуда. В первый попавшийся мир, перескакивая из реальности в реальность, наблюдая за войнами и переворотами, богами и божками, тиранами и просто безумцами, плутая тропами Упорядоченного, иногда встречая путников, подобных себе… Порой записывая истории, ведя летописи… Наблюдая, но не вмешиваясь – это был закон, закон Равновесия. Девушки вышли на широкий тракт, до городка было час ходьбы, до темноты два, поэтому они не спешили. Да и что темнота демонам, рожденным в ней? Уютное покрывало, накинутое на плечи, да и только. В густых подбирающихся сумерках саламандры на плечах сестер горели ярко-красным и серебристо-черным огнем. - Но, Суккубус, мы же можем помочь. – Азазель догнала сестру и заглянула той в глаза. – По одиночке – они никто! Сильны, да, но не способны на большее, кроме как защитить свои куски реальности. Как бы они не презирали друг друга, какая бы ненависть не жила между ними, только вместе они могут выжить! - Вы только посмотрите на нее. – Фыркнула Суккубус. – С чего это в тебе проснулось ораторское искусство? Обычно от тебя и двух слов не добьешься! Это всего лишь один из бесконечных миров Упорядоченного, исчезнет он, появится другой. Расслабься. Азазель замолчала, замедлила шаг и повернулась к горам, за которыми умирал закат. Демоны не могут любить. Особенно демоны, проклятые за любовь. Фигура Суккубус удалялась все дальше и дальше, холодная, жестокая и равнодушная. Она жила по законам Упорядоченного, не вмешиваясь в ход истории. А Азазель вновь страдала от того, за что была скинута с Небес – от любви к простым людям. Да и не только к людям – всем жителям многочисленных миров, живущих в своих сладких иллюзиях и не знающих, что они всего лишь пещинка в мировой пустыне Упорядоченного.

draw: Продолжние Фламме Долго скиталась принцесса, и с каждым днем все меньше оставалось у нее сил, боль в каждой части тела все усиливалась, мысли все рассыпались, как осколки елочной игрушки, только один образ постоянно стоял перед ее глазами, или светился ореолом, когда она опускала веки. В один, неимоверно жаркий день сознание покинуло ее, колени подогнулись и Фламме упала на камни, и только гул мотора, страшный скрежет привел ее в чувства. Громадный броневик остановился в полуметре от нее, и из него вылез высокий мужчина. Фламме устало и болезненно приоткрыла глаза, перед ней был один из генералов Эйльтериона, лицо его закрывал шлем, но о чине она догадалась, по рисунку на рукаве, тот самый двенадцатигранник, главный герб их города, только с выбитой буквой «R» посередине, как было у Фойрра, и как могли делать только избранные, самые лучшие войны. Воин снял шлем и обратился к Фламме: - Принцесса, я рад, что нашел вас. Наш город гибнет, я не в силах больше отражать сопротивление духов из Азгаарда. Вы нас покинули не в лучшие времена - Подайте мне руку – промолвила Фламме, приподнимаясь. Она чувствовала ,как жидкий лед стыда растекается по ее телу и как будто невидимая тень шепчет, что она была не права, что поступок ее был ничем неоправдан, она не должна была так делать. Принцесса обрела вновь свою хладнокровность и раскаивалась. Воин помог ей подняться. Он был один из главных военачальников, бессмертная машина, непроницаемые светлые глаза и гордое лицо с отпечатком севера, бледная кожа и тонкие резкие черты. Сильные руки помогли Фламме залезть в броневик. - Что же у вас случилось? – Расспрашивала она по дороге - Духи Азгаарда направили все свои силы против нас, это самое страшное, когда борешься с невидимым противником, с силами природы, которые они олицетворяют. Только вы можете их остановить, ибо нет армии без предводителя. - Я помогу вам, но мне нужно восстановить силы, напомните мне ваше имя пожалуйста? - Грэт Андерен, - воин чуть заметно улыбнулся. Через некоторое время броневик остановился, Фламме открыла тяжелую железную крышку люка и вдохнула родной воздух, наполненный дымом. Вокруг было тихо, кое где дымились здания и машины, все отражало полный упадок. Грэт опустил тяжелый рычаг, и со скрежетом отворились ворота крепости. Они прошли внутрь, и преодолев несколько этажей на лифте, Фламме со своим генералом оказались в светлой комнате. Обстановка здесь была не под стать всему замку, тут были мягкие ковры и обитые бардовыми обоями стены, Комната была освещена свечами и факелами, причем их было так много, что свет был очень яркий. Фламме опустилась в одно из мягких кожаных кресел, Грэт присел рядом с ней на полу, в руках у него был тот самый фойригеагрегат, огнемет, который заряжали жидким газом, и против которого не могла устоять ни одна живая и неживая душа, воин бережно прижал его к себе, и в голове у Фламме высветилась фраза: «Что же ты ,яростная амазонка, без арсенала ходишь? Разве настоящим войнам это простительно?» Хм, настоящие войны и спят со своим оружием. Она печально посмотрела на него. - Вы ведь видели Фойрра? Вы еще помните времена, когда он тут был? - Да, конечно, я был одним из стражей этой крепости - Расскажите мне о нем. Расскажите, как появился этот город, откуда взялась крепость. Вы все знаете. Грэт отложил свой огнемет, присел рядом и начал рассказ: Фойрр один из шести Майстеров. Каждому из них подарено одно измерение, один мир. Фойрру был отдан наш. Раньше это были голые горы, покрытые снегом, из людей здесь были небольшие поселения скандинавов, и под землей кипел Азгаард, духам оттуда принадлежала эта земля, пока тут не появились двое из Майстеров Сам Фойрр и его друг Рийхарр. После здесь выросла крепость, это был подарок Рийхарра свому бесценному другу. Потом Фойрр обратил местных юношей в своих войнов, и меня в том числе, создал огненное братство и основал город. Все было лучше некуда, духи тряслись об одном упоминании его имени. Я был одним из лучших воинов, поэтому Фойрр взял меня в свою свиту. Я жил здесь в замке. Я еще помню пиры Майстеров здесь, помню как демонический смех Фойрра раскатывался, по всему зданию. Помню своего строгого, но снисходительного господина. Потом здесь стали происходить странности. Гости больше не посещали крепость, все за исключением Рийхарра, но и для него это было, как нарушение. Я судил по тому, как вампир прятался, когда он появлялся, то не как обычно гордо и медленно направлялся на верх, а проскальзывал незаметно и постоянно оглядывался. Они подолгу сидели в покоях Фойрра, днями и ночами. Иногда был слышен смех, иногда крики, а вообще все было тихо и тайно. Я не знаю, о чем они там говорили и чем занимались, но один раз рано утром я заметил, Фойрра на одном из балконов крепости, он был во всеоружии. Его длинный плащ был полностью застегнут, и как всегда под его полами помещался складной огненный агрегат, толстые кожаные ремни на груди держали арбалет. Он почувствовал мое присутствие и обернулся, взглад его никогда не был такой холодный и страшный. «Что случилось мой господин» - спросил я. «Я вас покидаю» - тихо выпалил он и ушел. Ушел навсегда… -Что же произошло? – спросила Фламме внимательно выслушав весь рассказ. - Никто не знает, но никто кроме него не поможет нам. Он нас создал, он нас и должен уничтожить. Скоро мы не сможем сопротивляться, духи захватят город и нас превратят в жалких существ, слабых и бессмертных. Мы обречены на вечное гнилое существование. - Так и я ничем не могу помочь? - Ты можешь!, только ты. Завтра они как обычно появятся, и мы их усмирим, Вернее ты. Они боятся твоего имени, так же как и Фойрра, они отступят, как только узнают, что ты вновь с нами. - Да, я могу их победить, но изгнать может только он. - Завтра ты победишь их и отправишься искать Фойрра, а я смогу продержать спокойную обстановку достаточное время. - Я не смогу найти его, и если найду, что я должна сделать? - Ты должна сообщить ему о том, что в его руках судьбы стольких прекрасных войнов, он должен решить, что сделает с Эйльтерионом. Либо нас всех уничтожит, либо вернется и будет ответственным за свой мир. - Хорошо, я постараюсь – Фламме устало вздохнула - А теперь вам пора отдохнуть принцесса – Грэт проводил ее в покои. Скинув с себя грязную одежду она легла и моментально уснула. В сне ей являлся Фойрр. Снилось, что они вместе в Эйльтерионе. Он сильный и мудрый правитель, она его жена. Она знала. Что такого никогда не будет, но сны её были красивы и спокойны. *** Она проснулась от тряски и звуков взрывов, все кругом ходило ходуном, но прочные стены замка были стойки. Фламме быстро оделась и выбежала из своих покоев. Сразу же ей встретился Грэт, который возбужденно, что-то командовал по рации. Едва увидев ее он махнул ей рукой, и она побежала за ним. Вне крепости происходило, что-то ужасное. Земля трескалась, из нее вырывались столбы пламени. Неизвестно откуда летели осколки скал, диаметром около десяти метров, и сбивали броненные машины. Все вдруг резко утихло, по земле пошли трещины, что-то бурлило и клокотало в них, вдалеке начал подниматься холм. Это был один их духов Азгаарда, в облике страшного , громадного демона. Показались его хищные, красные глаза, потом длинные острые зубы. Фламме с Грэтом заворожено следили за этим, пока воин не бросил «Пора!», в этот момент чудовище размером с трехэтажный дом полностью вылезло из земли. Ему на встречу выполз не менее страшный, но железный демон. В груди робота была небольшая будка, из которой Фламме управляла железным чудовищем. Она сидела в шлеме, пристегнутая ремнями к креслу, наблюдала за противником на большом экране, обхватив нужные рычаги. Железный монстр двинулся смело на встречу духу. Первый взмах металлической лапы, стальные когти впились в бока чудовища и откинули его далеко от себя. Потом робот управляемый Фламме, выпустил несколько зарядов, которые попали точно в живот демону, и от чего он взвыл и начал слабеть. Фламме ухмыляясь потянула нужный рычаг и выпустила по нему столб пламени. Исчадье Азгаарда рычало и корчилось, пока не исчезло совсем. Фламме немного подождав вылезла из машины и огляделась. Все было тихо, разрытая земля, поломанное оборудование и никаких демонов. Она увидела рядом с собой Грэта, который напряженно всматривался в каждый квадратный метр, внимательно изучал каждую тень, обхватив огнемет и держа его на готове, так что он шипел и в любую минуту готов был выпустить огонь. Он глянул на Фламме как-то странно, через нее и крикнул «Пригнись!», Девушка быстро среагировали и упала, успев заметить, что к ней сзади спешил двухметровый, длинноволосый викинг и топором. Грэт уничтожил его с помощью своего оружия в одну секунду. - Спасибо тебе – сказала Фламме Грэту, - Моя работа – ответил он и как всегда скромно улыбнулся. Теперь уже Фламме не боялась оставить Эйльтерион ему, она была уверена, что этот храбрый и мудрый воин удержит его. Через несколько часов Эйльтери уже собиралась в дорогу. Грэт чистил ее оружие, пока она занималась своим туалетом. Она глянула в зеркало и увидела там гордую высокомерную девушку в обтягивающем кожаном костюме, ну рукаве красовался двенадцатигранник с «R» , глаза сияли, прямые серебристые волосы падали на лоб. В руках у нее был карандаш, им она подвела глаза и губы, еще раз внимательно оглядела себя в зеркало и вышла. Грэт нашептал ей секрет, о том , как Фойрр прячет под плащем свое оружие. Он помог ей застегнуть все ремни на ее плаще и проводил к военному бронированному джипу. - Надеюсь, что вы вернетесь с Фойрром – тихо проговорил Грэт, как бы сам того не хотя. - Мне хотя бы увидеть его. Фламме подарила на прощание мужественному воину долгий и нежный поцелуй, залезла в джип и уехала…


draw: Азазэль *** *** Серое зимнее море бесилось в своих границах, пытаясь вырваться на волю, злобные волны кидались на берег, но каждый раз покорно возвращались обратно… Две тонкие фигуры молчаливо замерли на берегу, у самой кромки прибоя, кожей ловя брызги волн. - У меня такое ощущение, что это чужой мир. – Вздохнула одна фигура. - Опять ты со своими соплями. – Фыркнула другая. Достала пачку сигарет, закурила и коротко посмотрела на спутницу. – Ты безумная. - Да. – Снова вздохнула та. - Пойдем, во имя Князя, я уже закоченела. - Да. – Эхом откликнулась фигура. - Раздакалась. – Сердито повернулась к ней девушка. – Азазель, иногда ты меня пугаешь, иногда смешишь, а иногда просто выводишь из себя! - Да? – Автоматически спросила Азазель, но заметила злой взгляд сестры и резко отвернулась. – Прости. - А еще я ненавижу, когда ты извиняешься. – Продолжала злиться девушка. - Прости. – Азазель опустила плечи. – Что-то со мной сегодня твориться… - Она раскрыла ладонь, на которой распустился огненный цветок. – Ты же знаешь, ты тоже чувствуешь эту боль в груди, не так ли? – Она перевернула руку и огонь змейками побежал по пальцам, капельками падал вниз, на холодные камни, тонкой саламандрой взбежал на плечо, обернулся воротником вокруг шеи и замер на другом плече – маленькая ящерка, подергивающая длинным хвостом и крутящая головой по сторонам. – Это чувство потери… а, Суккубус? У Суккубус на плече сидела такая же только черная ящерка. Девушка поклонялась Тэллу – Демону Черного огня, Азазель – Пеллу, Демону обычного Огня. Две противоположности, которые не могли расстаться, были навечно связаны воедино. Было ли это проклятием или благословением? - Пойдем, сестричка, пойдем. Нам надо идти дальше. – Суккубус последний раз затянулась и щелчком выкинула окурок. – Ты помнишь, день Падения? Как мы дрались? Азазель прикурила от ярко вспыхнувшего хвоста своей ящерки и, прикрыв глаза, посмотрела на сестру: - Что ты хочешь сказать? - То, что мы дрались за свою свободу. Теперь этому миру предстоит тоже самое. И мы не в силах ему помочь… да и не должны. Суккубус плотнее запахнула свой плащ, накинула капюшон и плавно заскользила к небольшому портовому городку: - А теперь пошли, посетим пару кабаков. Не забывай, я демон-соблазнитель. – Она засмеялась и, не оборачиваясь, продолжила свой путь. – И я хочу веселиться. - Тогда, кто я? – Прошептала Азазель, подмигнула ящерке и медленно направилась следом за сестрой. Иногда она была невыносима… В который уже раз два демона покидали свой мир и уходили в никуда. В первый попавшийся мир, перескакивая из реальности в реальность, наблюдая за войнами и переворотами, богами и божками, тиранами и просто безумцами, плутая тропами Упорядоченного, иногда встречая путников, подобных себе… Порой записывая истории, ведя летописи… Наблюдая, но не вмешиваясь – это был закон, закон Равновесия. Девушки вышли на широкий тракт, до городка было час ходьбы, до темноты два, поэтому они не спешили. Да и что темнота демонам, рожденным в ней? Уютное покрывало, накинутое на плечи, да и только. В густых подбирающихся сумерках саламандры на плечах сестер горели ярко-красным и серебристо-черным огнем. - Но, Суккубус, мы же можем помочь. – Азазель догнала сестру и заглянула той в глаза. – По одиночке – они никто! Сильны, да, но не способны на большее, кроме как защитить свои куски реальности. Как бы они не презирали друг друга, какая бы ненависть не жила между ними, только вместе они могут выжить! - Вы только посмотрите на нее. – Фыркнула Суккубус. – С чего это в тебе проснулось ораторское искусство? Обычно от тебя и двух слов не добьешься! Это всего лишь один из бесконечных миров Упорядоченного, исчезнет он, появится другой. Расслабься. Азазель замолчала, замедлила шаг и повернулась к горам, за которыми умирал закат. Демоны не могут любить. Особенно демоны, проклятые за любовь. Фигура Суккубус удалялась все дальше и дальше, холодная, жестокая и равнодушная. Она жила по законам Упорядоченного, не вмешиваясь в ход истории. А Азазель вновь страдала от того, за что была скинута с Небес – от любви к простым людям. Да и не только к людям – всем жителям многочисленных миров, живущих в своих сладких иллюзиях и не знающих, что они всего лишь пещинка в мировой пустыне Упорядоченного.

draw: воть. А дальше идёт часть Тэс. И я вот что думаю. Без отрицательного персонажа никак нельзя, но, ясное дело, она на этом форуме, вроде как, и не желательна, и не появится. Кроме того, с ней ужасно трудно работать в команде. Поэтому. Как вы смотрите на то, чтоб сделать её виртуальным персонажем? Кое-что подправить и вести по очереди? А то она действительно ухитрилась влезть почти во все сюжеты.

Flamme: Хм... давайте сделаем. Давайте она будет наполнена всеми своими реальными качествами. ‹...› *сообщение отредактировано администратором*24.03.

DasTier: draw пишет: цитатаБез отрицательного персонажа никак нельзя а можно их будет 2? вот только прочитаю все, а потом что-нибудь про себя придумаю

draw: Flamme пишет: цитатаХм... давайте сделаем. Давайте она будет наполнена всеми своими реальными качествами. ‹...› ну зачем же так грубо? хехе...давайте! Дас Тира, конечно! _____ прим.админа: Товарищи! давайте не будем говорить о других то, что не хотим, чтобы о нас говорили другие, и что мы не сказали бы им в лицо (пусть и виртуальное). вполне вероятно, что в этот момент кто-то так же отзывается о вас

Шрайк: Все, я в этом больше не участвую, особенно, учитывая ваши нелицеприятные высказывания, господамы. Прошу полностью снять мою кандидатуру. Целиком. Со всеми прилагающимися сюжетами.

Flamme: Да ну вас всех с вашим грубо не грубо... зато правда

DasTier: эге, вот они, последствия мерисьюизма... на личности переходить не будем. ок? и мне всегда казалось, что быть отрицат. персонажем в игре не значит быть таким же в жизни. и наоборот

Achenne: а я пока просто почитаю, окей?...

draw: ну вооот...Короче, действительно придётся мне просто переписать всё это. может быть когда-нибудь.

Achenne: draw тупой вопрос: а зачем переписывать? только из-за того, что нет кого-то из играющих? но может этого перса может кто другой заменить?

Azazel: очень жаль, но мне придется тоже выйти. сейчас ни времени, ни сил на это нету, а стопорить из-за себя ничего не хочу. так чта можете просто убрать мои куски.

draw: ну и чё за белибердень получится? рррры...Короче, народ, прикрываем Раммарилиончик. Очень жаль. Очень. Но это - закономерный конец. Может, вы его когда-то увидите ещё. Не знаю, когда...

*Рита*: Эх... жалко, правда... а я только во вкус вошла

draw: у меня идея! давайте дадим возможность тем, ктол этого не хочет, выйти, а тем, кто хочет - войти. Подкорректируем то, что уже сть. и усё пучком!!

*Рита*: на самом деле я б с удовольствием... если возьмут... а не возьмут - так почитать, интересно... Тока я правил не знаю

Flamme: ‹...›Aus

draw: обращение к Власти. Тира, удали, биттэ, эту тему, просто у меня насчёт неё появились кой-какие мыслишки. Сейчас мы с Ахэннэ превращаем наш кибер-панк в литературное произведение, обнаглев до ужаса и взяв на себя право править сюжет и отчасти персонажей, а также имена. Так как литературное произведенеи уже, а не слэш-игра. Что касается Раммарилиона, то его бедой, как выяснилось, стал чрезмерный плюраризм. То есть, каждый был сам себе богом и чёрт знает кем. Сюжета изначально не было особого, мир прописан был очень сыро. Теперь Драу умный, продумал многое, но не всё. Как только добьём с Ахэннэ добьём кибер-панк, то вывесим его на всеобщее оборзение, то есть обозрение. А там, глядишь, и иллюстрации подоспеют. Есть у нас с ней ещё одна идея, в принципе, из неё тоже можно было бы сделать ролёвку. Но пока вот хочется реанимировать в улучшенном виде Раммарилион. Там даже карты могут быть! правда, как их прикреплять на форуме - не знаю(((( Конкретные правила, конкретные карты, продуманный мир, конкретное количество персонажей (с возможностью развития, продумаю, как) - всё-таки лучше, чем многостраничные монологи о том, что ты всех круче. как ты считаешь?

Meister Faust: Предложение интересное :)

draw: Meister Faust вот-вот, уж и карта прорисована, и исторический бэкграунд готов - толко добьём киберпанк, и мигом!

Meister Faust: Будем ждать :) Карту-то куда вывешивать будете?

draw: Meister Faust ну, к тому времени найдётся куда. Пока рановато, думаю)))



полная версия страницы