Форум » Тут что-то бессистемное » интерактив » Ответить

интерактив

Ketzer: давай-те ка попробуем замутить такую вот интересную штуку. интерактивный обмен короткими комментариями-драбблами, спонтанными без особых раздумываний и выписываний. количество слов - любое. КАК: следующий драббл начинается с последней фразы предыдущего. драбблы связаны только фразой, но не смыслом. последнюю фразу выделяем жирным шрифтом, чтобы отписывающим следом было удобнЕй. свои драбблы не продолжать. вожножно более одного ответа на драббл. играем, пока есть желание играть. и игроки.

Ответов - 18

Ketzer: Когда из самолетного сортира раздался приглушенный вопль Риха – блятьтвоюмать! – раммы насторожились. Когда он, судя по льющейся воде, руки мыл излишне долго и старательно, всем резко поплохело, а когда он вышел, морщась, как от боли, и напевая «кап-кап капает малыш…», раздался всеобщий сдавленный стон. И только Флака, не успевший трахнуть Риха за последние двое-трое суток, участливо поинтересовался «Что, сильно болит?» Рих сделал еще более страдальческое лицо и кивнул. «Меньше ебаться надо, с кем ни попадя», - нервно высказался Пауль, прикидывая вероятность заражения посредством неплохого такого отсоса, хоть и набрались тогда оба… «С кем хочу, с тем и ебусь, тебя забыл спросить», - огрызнулся Рих. Тилль нехорошо покосился на источник заразы и добавил сайт venerology.com в избранное. Шнайдер демонстративно выпил зачем-то две таблетки аспирина и пригрозил Рихарду кулаком, в котором была зажата целая пулеметная лента презервативов. Олли демонстративно пригрозил кулаком Шнайдеру. После выхода из самолета все дружной толпой помчались в ближайшую аптеку. - Цефтриаксон. - Ципрофлоксацин. - Тетрациклин. Рихард удивленно и даже с каким-то мистическим ужасом покосился на одногруппников. – Девушка, а мне ликодеин, мирамистин и бинтик. – Залихватски подмигнул юной фармацевтше и указал на ширинку. – Защемил молнией, знаете ли… Не поможете повязку наложить? Хотя… цефтриаксон тоже давайте… - Рихард покосился на мрачного Тилля. – на всякий случай. А случаи бывают разные…

каменный гость: "А случаи бывают разные" - объяснил сам себе Рихард, глядя на коллекцию гондонов в столе. Больше, меньше... больше, конечно - лучше. Тех и других по карманам, пригодится. Светящиеся, хорошо для dark room. И не только. Рихард заржал, вспомнив искреннее недоумение в голосе Пауля: "Дорогу боишься не найти?" Весело тогда поеблись.

Ketzer: - Весело тогда поеблись, - довольно жмурясь, протянул Пауль. - Гхм, да, ничего так, - сдержанно согласился Тилль, хотя на длинной физиономии появились проблески этакой похотливой мечтательности. Шнайдер довольно гыкнул и погладил Оливера по коленке. Флака непроизвльно сглотнул при воспоминании о прошлых поебушках. И только Рихард машинально потер задницу и обреченно вздохнул.


Aretusa: И только Рихард машинально потер задницу и обреченно вздохнул. Чувство обреченности и тошноты настигало его внезапно, и в эти минуты он как-то особенно ясно понимал, что такое кризис среднего возраста. Лопнувшие сосуды в глазах, безграничная усталость и стоицизм. Эти качества востребованы всюду - в том числе и в постели. И тогда Рихард сказал: В особенности в постели!

Ketzer: И тогда Рихард сказал: В особенности в постели! Тилль поморщился - Рихард всегда пытался ставить условия, которые сам не в состоянии выполнить. Ну не нажираться в хлам перед сексом, ну менять носки с трусами через день, ну не ебать Пауля между делом - хотя ебля с Паулем уже и за измену не считается, так, что-то вроде поцелуя в щечку, - это понятно. Но не жрать по всему дому, только на кухне и в зале, особенно не жрать в постели, а то ему, видите ли, крошки потом спать мешают - это уже перебор.

lindemannia: - Это уже перебор! - Думаешь? - Уверен! Рихард, нахмурившись, обошел витрину кругом. Целых два раза. Состроил трогательную физиономию. Не помогло. Пауль упрямо стоял на своем. Двадцать два сантиметра - это много. Даже для его, Рихарда, извращенных мозгов. Не помогли даже аргументы типа: *произносить с придыханием* "они же такие...ребристые! и "только один-единственный разик, ну что тебе стоит?" Пауль наотрез отказался иметь с ним дело, если он купит "этот стоячий кошмар" Рихард робко прикоснулся пальцами к блестящей черной поверхности и на него внезапно накатила волна острого раздражения. Подумаешь, какие мы нежные! Да кто его будет спрашивать, этого недомерка! Куплю и поимею всех! По достоинству оценив невозможно сияющую рожу Рихарда, ставшего еще выше благодаря двадцатидвухсантиметровой платформе, Пауль раздраженно сплюнул прямо на мраморный пол обувного бутика, злобно буркнув под нос: - Ну ты и порнодива...

Ketzer: 22 см. это ж рих теперь выше олли - ну ты и порнодива... Рихард аж подпрыгнул от неожиданности. Шнайдер стоял в дверном проеме, похабно ржал и тыкал в Риха пальцем. - организаторы после концерта стринг-пати заявляют, - объяснил смущенный гитарист, стараясь по возможности непринужденно натянуть джинсы на почти голую задницу. - ты пойдешь? ... как они эту жуть постоянно носят, не понимаю... - не, если бы боксер-пати заявили, я бы пошел. а стринг... - черт, опять мне за всю группу перед фанами отдуваться? - Пауль вроде бы тоже идет... по крайней мере, стринги я вчера у него в номере видел. - черные, в белую тонкую полоску? - ага. а ты откуда знаешь? - так я ж телепат. а насчет того, что он идет... не обязательно. надо спросить...

Krypton: последняя фраза вызвала у всех творческий запор -...не обязательно. Надо спросить тебе у Рихарда, - ответил Олли. Времени прислушиваться больше не оставалось. Срочно делать ноги, подумал Пауль. Выныривая из-за угла и пытаясь незаметно обойти парней, он, вовремя не сгруппировавшись, метко впечатался в могучую грудь Тиля. - ГДЕ ОН? Началось, подумал Пауль и с усталостью в голосе ответил, - Ты конечно же не Рихарда имеешь ввиду. - Пауль, ты понимаешь о чём я. Это он его забрал? - честная рожа Пауля с подрагивающим нижним веком отмела все сомнения. - У Рихарда значит... - в глазах Тиля мелькнуло нечто недоброе, на виске забилась жилка. - Своей живности нет, потому охота потискать чужую? - Тиль, полегче. У тебя давление. Ничего с герром Теддюбэром не случится. Рихард всегда возвращает одолженное в лучшем виде. - Он уже стар, и им, как подарком Нели, я дорожу особенно, - после этих слов Тиль заметно расслабился и уже добавил не сердясь, - Не стоило всё же без разрешения его забирать. Он обошёл Пауля направляясь к комнате Рихарда. - В конце концов наиграется и вернёт. Не вижу проблемы...- бросил вдогонку Пауль и потащился следом. В голове его мелькнуло что-то про кота и любопытство... ...Взъерошенный плюшевый мишка, сжатый в потных рихардовых ладонях, впился в вошедших осуждающим взглядом пластмассовых глазок-пуговок. Сквозь ржание Пауль всё же сумел выдавить: - Рихард, а ты не староват для таких экспериментов? С убийственным спокойствием Тиль произнёс: - Ну, всё, Риха, готовь свою задницу к расправе...

Ketzer: оффтопом - теоритический вопрос - если Рих ебет плюшевых мишек - он фетишист или зоофил? - готовь свою задницу к расправе... - в лучших традициях американского боевика выдохнул Рих. Тилль недовольно поморщился - Рих явно переигрывал. впрочем, морщиться он мог сколько угодно - Рих уже пристроился к его жопе и ебал увлеченно, с энтузиазмом и даже где-то с вдохновением, по всей видимости, представляя себя Чаком Норрисом, побеждающим мировое зло. или, во всяком случае, оттягивающимся по полной программе на его еще теплом трупе во имя победы демократии и конституции США. Тилль уже знал, что через пару минут Рих кончит с воплями и дрожанием колен, а потом его пробъет на слезливые нежности, он развяжет свою жертву и примется, в рамках компенсации, за долгий и, в общем-то неплохой, отсос, а потом начнет отдаваться по полной программе, с призывным оттопыриванием пухлой задницы, вкусным елозанием по его волосатому животу и прочим прелестям, во время которых он потребует, чтобы Тилль называл его "малышкой" и засунул на прощание двадцатку в трусы. все это отлично и привычно, только вот все равно порой Рихард переигрывал…

lindemannia: Порой Рихард переигрывал...и если виляние задом на и пиджаки на голое тело еще можно было списать на избытки профессии, то заигрывание с репортером, на взгляд Пауля, было уже излишним. А совместное посещение гей-бара тем более. Рихард же снисходительно пояснял, что фанат в последнее время пошел уж больно умный: чем мужественнее выглядишь и ведешь себя, тем скорее в тебе заподозрят пидора. А вот на крашеные ногти и стринги уже никто не ведется. В ответ же на робкие возражения по поводу процентного соотношения умных фанатов и слэшеров, Пауль неизменно получал воздушный поцелуй, а, если вокруг было многолюдно, то и шлепок пониже спины, после чего поспешно удалялся, потирая оскорбленную часть тела. Чего не сделаешь для репутации группы...

Ketzer: Чего не сделаешь для репутации группы... - Тилль, я так долго об этом мечтал… Флака застыл на месте, развернулся и прижался хрящеватым ухом к тонкой гостиничной двери. - Если ты меня не трахнешь, я уйду из группы! Успокаивающе загудел что-то невнятное баритон Тилля и, судя по доносящимся охам и вздохам, переходящим в повизгивание – Рих никогда не отличался особой сдержанностью – он таки изо всех сил постарался предотвратить уход гитариста. Из рекреации донеслись шаги, Флака ломанулся за кадку с буйно разросшейся пальмой. По коридору шел, насвистывая, герр Ландерс собственной персоной. Притормозил у двери Риха, услышав недвусмысленную возню, похихикал, присел и закурил. Минут через десять замок щелкнул, открываясь и выпуская потрепанного Тилля, от которого несло запахом спермы и приторными духами Рихарда. Пауль молча ухватил его за локоть и неожиданно шустро уволок в свой номер, располагавшийся напротив. Флака со сверхзвуковой скоростью и проворством человека-паука выполз из-за пальмы и прилип ухом к двери. - Тилль, я в курсе ваших поебушек с Рихом. Слушай, а как Кристоф? Вчера угрожал уйти из группы, если ты будешь изменять ему с Рихой… Как это не узнает? Я скажу… ну, может, и не скажу… Раздался звук смачного поцелуя и протестующее, хотя и уже почти покорное, ворчание Тилля… Флака задумался, непроизвольно облизываясь в такт доносящемуся поскрипыванию king-size bed. Скрутил плед, лежащий на диване, перегородил лестницу. Выхватил блокнот, накорябал «Ремонт. Обход», пририсовал стрелку в сторону своего номера. Пристроился за собственной дверью и стал ждать. Минут через пять усталый Тилль нетвердой походкой вышел из номера Пауля, наткнулся на перегороженную лестницу, выматерился и побрел в направлении номера Флаки. Тот широко распахнул дверь и рывком втащил Тилля к себе. - Ах ты подлый развратник, - с напускным укором проговорил он, - но не бойся, я никому не скажу. Если, конечно, мы с тобой договоримся…

Breindel: — Если, конечно, мы с тобой договоримся… — сказал Рихард, с манерным смаком затягиваясь сигареткой. Летц с непониманием смотрел на него: — О чем речь, фэлла, мы же с тобой друзья, ну повлияй как-то на своих, я не знаю… — Какими бы друзьями мы ни были, это ведь все равно приличный пиар выходит. Целый тур с мировой группой, десятки концертов, вам такие аудитории и не снились! А главный рычаг воздействия в нашей компашке, к сожалению, принадлежит не мне, так что придется попотеть. Денег я с тебя, конечно, брать не буду, но презентация чего-то, да стоит, не находишь? Тонкие намеки не вызвали в американском мозгу ни малейшей ожидаемой ассоциации: Джо так и смотрел на него взглядом деревянной куклы с выдвижным подбородком. В повисшем молчании Рихард со всей своей немецкой щепетильностью подбирал удобные слова, способные выразить отношение его "рычага воздействия" к неудобно костлявой заднице комбовского стукача. Вдруг Джо подскочил и дико хохотнул: — Че мне, песню тебе посвятить, что ли, Твое Сиятельство!?

Krypton: Breindel Если, конечно, мы с тобой договоримся… Произнесённая Тилем последняя фраза вкупе с его хитрым прищуром, намекала, что на это раз Рихарду не удастся выиграть эту битву. Три дня уговоров и увещеваний по привлечению его друга в свежеиспеченную группу, заставили Риха чувствовать себя активистом новоявленной секты. Но как там говориться про терпение, труд и... перетёртую рыбу? Не важно. Согласие будущего певца было у него "в кармане", хотя и с ма-а-аленьким условием. Но чего только не сделаешь ради достижения цели. Оценивающий взгляд Тиля скользнул вверх от шпилек черных туфлей по крепким волосатым Рихардовым ногам, обтянутым нейлоновыми песочными чулками, поднялся выше по аппетитным ягодицам к кружевному поясу, удерживающему чулки эластичными подвязками, и остановился на талии, утянутой шнуровкой чёрного атласного корсета. Рихард неловко развернулся, взмахнув в раздражении руками, и процедил: - Я выгляжу глупо. Тиль заворожённо перевёл взгляд от розоватых сосков, частично придавленных верхней кромкой корсета, к полувозбуждённому ничем не прикрытому члену. - Ххмм, - протянул он задумчиво, прикладывая указательный палец к губам и поднимая бровь. - Я думаю, у меня есть что-то, что заставит тебя чувствовать себя естественнее. Проявляя чудеса иллюзионизма, Тиль извлёк из-за спины безопасную бритву. Не ожидающий такого поворота событий теперь-уже-согруппник, не отрывая глаз от станка, ошарашенно произнёс: - Только яйца не трожь. -Расширяй горизонты, Рих. Ещё скажешь мне спасибо...

Ketzer: Breindel а это мощная заява на полноценный фик ) а это чисто свести к общему продолжению: - че мне, песню тебе посвятить, что ли, твое сиятельство!? - ну, можно и песню, - кокетливо протянула Кира и вытянулась на шезлонге около бассейна. в вертикальном положении она особого впечатления не производила, казалась маленькой и приземистой, а вот в горизонтальном... аппетитные загорелые ляжки, оттопыренная обтянутая купальником попа, сиськи пятого размера, блядский рихардовский взгляд - прямо как у папаши после бурной и продолжительной ебли. ни хуя ж себе - семнадцать лет, - мысленно возопил Тилль, смутно припоминая что-то про закон о совращении малолетних. - восемнадцать, вообще-то, - томно улыбнулась Кира. - то есть трахать тебя уже можно? - уточнил Тилль, ловя в широкую ладонь маленькую ухоженную ножку и пытаясь расцеловать наманикюренные пальчики. - ну вот почему - чуть что, так сразу трахать? - скривилась Кира. - отец тебе голову оторвет... ты же знаешь – он меня и к фонарному столбу ревнует, хотя сам ебет раз в год… сиди тут жди его, как пенелопа млять… ну ладно, только недолго… и несильно… и неглубоко… - не нервничай, девочка, ещё скажешь мне спасибо...

lindemannia: - Еще скажешь мне спасибо, - приговаривал Пауль, старательно высыпая в унитаз все рихардову заначку. - Потом, может быть, но все равно скажешь... Подпирающий стенку серый Рихард перевел на него бесцветный взгляд. - Только Тилю...не говори - выдохнул он. - Он меня убьет. - Ну, убить не убьет - беспечно отмахнулся Пауль, спуская воду. - Это же наш Тиль, он не такой. Бросив на сползающего по стенке Круспе короткий взгляд, маленький засранец садистски прибавил: - Так только, слегка наваляет...мордой твоей пыль с мебели стряхнет...а потом оттрахает от души и простит. Он добрый, наш Тиль...эй, ты чего? Присев на корточки рядом с закрывшим лицо руками и тихо поскуливающим лидер-гитаристом, Ландерс положил руку ему на затылок. - Успокойся, не буду я ему ничего говорить...если ты ТАК не хочешь. Все правильно, - прибавил он, отвечая на незаданный вопрос в глубине голубых глаз. И нахально ухмыльнулся - Обещаю не драться. И даже не кусаться. Ну как, согласен? - Один раз, - обреченно кивнул Рихард. - И никаких засосов, понял??

Ketzer: - и никаких засосов, понял? а то сосешь на полную мощность, как зверь, потом вся жопа синяя... шнайдеру поплохело. он точно знал, что в гостиной сидят только рих и пауль, его самого отправили за пивом за десять минут до приезда такси. - да понял-понял, не в первый раз. только встань, а то сидя неудобно. и спиной повернись... - и осторожней там, штаны почти новые. кристоф рискнул приоткрыть дверь и осторожно заглянуть. рих стоял, чуть наклонившись, опираясь на спинку кресла, а пауль, вооружившись пылесосом, собирался пылесосить брюки прямо на нем. - черт бы побрал шнаевкую кошатину... развалится на диване, хрен присядешь потом...

Breindel: ну и волна пошла, один другого круче) Ох, а как Ketzer создать настроение малокто умеет Да и лихо свелось, хэхэ) Но что до полноценного фика: сюжет — такая банальщина. На сцену через постель. Как-то вяло получилось, от Пауля только имя, но выписывания в шапке не требуют, так что вот. (Про шароварчики мне напомнила товарищ Ирина Иванова) — …развалится на диване, хрен присядешь потом... — Пауль попытался открыть дверь, но ключ не захотел проворачиваться в привычную сторону: кто-то пришел раньше него, — Ладно, до встречи, не опаздывай сильно, я уже захожу, и я не первый приехал… Рассовывая по карманам ключи и мобилку, Пауль прошел в комнату. На диване, разметав конечности во все стороны, уже возлежал Тилль. — Я же сказал: развалится — хрен присядешь… — проворчал Пауль вместо приветствия, уныло глядя на табуретки, подушки с которых были нагло реквизированы в пользу диванного султаната. — Кому сказал? — Тилль, судя по содержимому пепельницы, докуривал уже третью сигарету, при этом признаков другой деятельности не наблюдалось. По видимому, он просто «втыкал». — Да с Думом сейчас болтали, через полчасика подъедет. — Ну, почему хрен присядешь, можешь и присесть, ноги я и на тебя положить могу, а ты мне массажик сделаешь, — Тилль подмигнул, лукаво ухмыляясь. — Нэ-нэ-нэ, а у тебя не слипнется? — Давай-давай, падай, а то сейчас выясним, у кого тут не слипнется. Я тебе за эти полчасика все разлеплю! — Ой-ой, развалился тут, как падишах, сейчас пастилы с рахат-лукумом вместо простонародных пончиков затребует. Нет, правда, тебе кальяна не хватает и шелковых шароварчиков для полноты картины! — А знаешь ли ты, что почти все правители Османского Рейха, по свидетельствам современников, были педерастами? Даже гаремы из мальчиков бывали… — Что-то ты швульными намеками рассыпался так? — … и я вот думаю, как кстати ты вспомнил. У меня ведь тоже, по сути, небольшой гаремчик есть. Но кое-кого не хватает…— недобрым глазом посмотрел на Пауля Тилль. — А ну-ка доставай свои восточные сладости!

Ketzer: - а ну-ка доставай свои восточные сладости... - а хрен тебе ядреный, а не сладости? а сам синими глазками хлоп-хлоп, и взгляд такой характерный, искоса, и кучеряшку на палец наматывает, хабалка несчастная. я включаюсь в нехитрую словесную игру, благо, что шнай - не риха, контр у ударников и гитаристов генетически не наблюдается. - это у тебя-то ядреный? да еще хрен? морковка там у тебя... тертая... - может и тертая, да не тобой... и ногу на ногу закинул, задницей елозит по дивану, удобнее устраивается, значит, востроумить собирается долго. - и мной тоже... и не только тертая... но и понадкусанная... местами... так, один огрызок остался... шнай почти обижается, раздумывает, чтобы такого ответить, надо быстрее, пока не придумал, а попиздеть можно и потом, после...



полная версия страницы